Обналичка непобедима, поскольку это главное оружие воровства чиновников Путина

Путин подряжает Кудрина и Грефа проводить новые реформы. Но когда я вижу, что происходит в бизнесе, я думаю, что все это пустое. Если Путин не может решить вопрос обналички, то все остальное, более сложное, чем обналичка, он не решит никогда. И печальные прогнозы Голиковой из Счетной палаты, которая знает об обналичке и воровстве бюджетных денег в 1000 раз больше меня и именно поэтому так печальна, лишь усиливают мой пессимизм.

Почему обналичка все еще живее всех живых? А в этом не приходится сомневаться. Да, комиссии обнальщиков с 90-х годов прошлого века выросли с 3% до 13%, но услуга сегодня вполне доступна. И заинтересованы в ней в первую очередь чиновники, получающие откаты. Нет нала – нет отката. Чиновники и их семейные бизнесы есть основные пользователи обналички. Если бы это было не так, то ее давно уже запретили бы. Не так уж это и сложно. В цивилизованных странах мира нет такого явления: обналичка. Обналичивание больших сумм не возможно, поскольку наличные почти не используются. Люди и бизнесы используют банковские карты. Получение больших сумм наличных денег привлекает слишком много внимания. В мире есть money laundering. что, в общем, похоже на нашу обналичку, но не вполне. Не важно. У нас есть гигантская обналичка, а на Западе нет.

Выскажу мое мнение о причинах непобедимости обналички в России. Ее фактически защищает полиция, налоговые органы и суды. Кто есть полицейские, налоговые инспекторы и судьи? Это чиновники, рабочая сила государства. Им мало зарплат. Им нужны реальные доходы. Они создали бизнесы, их родственники создали бизнесы. И они не готовы платить налоги. Им надо отмыть деньги, чтобы прибыль была больше, а откаты не видны любопытным навальным. Для этого нужны фирмы-однодневки, которые регистрируются на номинальных участников ООО с номинальными директорами. Фирма-однодневка – давно уже устаревший термин. Эти фирмы работают по 2-3 года и потом заменяются другими. Какая же она однодневка, если работает без проблем годами. Обналичка – бытовой термин. В законах такого нет. В законах есть термины типа «налоговое правонарушение». Полицейские, налоговые инспекторы и судьи создают возможность обналички, защищая номинальных учредителей (участников) и номинальных директоров обнальных фирм и обвиняя директоров реальных предприятий – контрагентов обнальных фирм. В результате человек, на которого была зарегистрирована обнальная фирма и который был директором этой фирмы, оказывается, как правило, не виновен, а вся вина возлагается на фирму-контрагента и ее директора. Страдают реальные малые и средние предприятия, а не настоящие мошенники.

Когда-то давно мошенники получали данные паспорта человека, регистрировали на него фирму, открывали банковские счета и занимались обналичкой. Человек-владелей паспорта мог не знать, что под его ФИО работает фирма. Паспортов было много и проблем с регистрацией фирм не было. Уже давно все не так просто. Участник ООО, директор ООО при регистрации посещает регистрирующий орган или нотариуса, которые идентифицируют человека. Он так же посещает банк, получает доступ к системе Интернет-банк. Директор ООО посещает Такском и получает доступ к системе электронного декларирования доходов. В налоговом органе, в банке, у нотариуса, в Такскоме участнику и директору компании задают вопросы и убеждаются в том, что он не номинальный участник или директор, а реальный участник или директор. А потом такой участник\директор передает коды доступа к Интернет-банку и Такскому мошенникам-обнальщикам. И вот дело закрутилось! При этом обнальная фирма платит минимум налогов, сдает красивые отчеты и декларации и выглядит как вполне добросовестный налогоплательщик. В сервисе ФНС РФ «Проверь контрагента» обнальная фирма обычно показана как вполне нормальный участник хозяйственной деятельности. А через 2-3 года фирма перестает проводить операции. Дело сделано. Миллионы рублей обналичены, выведены из России, ушли от налогообложения. И что делает такой участник\директор, если ему задает вопросы полиция или налоговый орган? Он спокойно заявляет – я не управлял фирмой, я не проводил эти операции, я всего лишь номинальный директор, у меня 7 классов образования, я дал каким-то дядям мой паспорт за 500 рублей. Это все они набедокурили, а я не причем. И полиция радостно верит этим бредням. И налоговый орган верит. И суд верит. Их не смущает то, фирму совершила тысячи банковских операций, подписанных электронной цифровой подписью этого якобы номинального директора. И все налоговые декларации были подписаны электронной цифровой подписью этого директора. Почему полиция, налоговый орган, суд покрывают директора обнальной фирмы? Потому что эти чиновники сами крышуют этот бизнес. Это их хлеб. Если у них не будет номинальных участников и директоров, бизнес остановится. При этом сами номинальные участники и директора сегодня прекрасно понимают, чем занимаются обнальные фирмы, зарегистрированные на них. Эти люди – соучастники преступлений, хотя, конечно, не организаторы в большинстве случаев.

Я уверен в том, что если бы полиция, налоговый орган и суд посадили в тюрьму 5 – 10 таких «номинальных директоров», люди перестали бы давать свои паспорта и посещать налоговые органы, банки и Такском для регистрации фирм, открытия счетов, получения доступа к системе Такском. Номинальных участников и директоров обнальных фирм мало просто посадить. Надо конфисковать квартиры, любое имущество в счет погашения налоговых долгов их преступных фирм. Закон позволяет сделать это. По закону о компаниях участник и директор фирмы с признаками неплатежеспособности, не уведомившие кредиторов о неплатежеспособности, приобретают субсидиарную ответственность по долгам фирмы. А налоговых долгов этим обнальным фирмам можно насчитать очень много. Но никто этим не занимается. Обнальные фирмы находятся под надежной защитой полиции, налоговых органов, суда.

Можно было бы наказывать номинальных участников и директоров мягче. Есть классический способ, известный по американским фильмам: власть предлагает мелкому жулику сотрудничество и защиту в обмен на свидетельские показания в суде против организаторов аферы, мошенничества. Очевидно, что номинальные директора знают, кто реально их именем управлял обнальной фирмой и получил доходы. При небольшом нажиме на них они сдали бы организаторов обналички. А организаторы обналички сдали бы крышу – полицейских, налоговых инспекторов, банкиров, судей. Это одна банда. Но услуга крышевания этой банды в том и заключается, что они не дадут давить на номинальных участников и директоров компаний. Расследование уходит от преследования настоящих преступников к преследованию мелких предпринимателей, случайно совершивших операции с обнальной фирмой. Или не случайно, но спровоцировали их эти самые обнальщики.

Все, что я написал выше, есть мой личный опыт. Я сам видел, как полиция трепетно защищает номинальных директоров и обвиняет в налоговых преступлениях компании-контрагенты обнальных фирм. Причем компании-контрагенты могли совершить операции с обнальщиками случайно, будучи введенными в заблуждение данными сайта ФНС РФ. Потому что обнальщики расширяют сферу деятельности. Они теперь не только обналичивают деньги. Они умеют хорошо проводить таможенную очистку товара и вообще работают как нормальные торговые фирмы. У них есть контакты с таможенниками.

Полиция, налоговые органы, суды, таможня погрязли в связях с преступным миром. Они сами и есть преступный мир. И Путин крепко защищает этот мир. Это его порождение. Иначе никакой обналички в России давно не было бы. Но она есть. Какие бы реформы не придумали Кудрин и Греф, пока есть воры во власти, развития России не будет. Или будет, но очень медленно. Украдут все. Кроме воли Путина для уничтожения обналички, как и коррупции, не нужно ничего. Но вор уничтожить воровство и коррупцию не может.