Обналичка подорожала на 30%, ужесточение контроля за обналичивание.

Обналичка подорожала на 30%

За четыре года в России стоимость теневых услуг по обналичиванию денег выросла на треть, подсчитали в Национальном институте системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП). Эксперты считают, что это вызвано ужесточением контроля над банками со стороны государства.

Если в 2005 году организации малого бизнеса в среднем тратили на обналичку 7,9% от оборота, то в 2009 году доля этих расходов выросла на 29%, до 10,2% оборота. Вице-президент НИСИПП Владимир Буев подчеркивает, что это средний показатель. «На самом деле одни платят лишь 5%, а другие — 15%», — говорит он. При этом доля оборота, идущая на обналичку, за последние пять лет практически не изменилась и колеблется в районе 18%, следует из материалов НИСИПП. Причем растущие и активно развивающиеся предприятия увеличили долю обналичиваемых средств с 17,3% в 2005 году до 18,8% в 2009 году, а предприятия, находящиеся в стадии упадка, сократили ее с 18,9 до 15,9%.

По словам директора Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности при Приморском институте государственного и муниципального управления Александра Сухаренко, потребность в обналичке продиктована необходимостью либо скрыть нелегальный характер деятельности, то есть источник происхождения средств, либо минимизировать налоговые и таможенные платежи.

«Допустим, мне заказали работу, — объясняет Владимир Буев принцип функционирования схемы обналичивания, — я ее выполнил сам, но чтобы снизить налоговую нагрузку, я якобы перезаказываю эту работу какой-то компании. Такие компании называют фирмами-однодневками, «помойками», «внутренними оффшорами». Эта компания возвращает мне за вычетом определенного процента наличные деньги, и я рассчитываюсь со своими сотрудниками и делаю иные затраты в наличной форме». Процент, который оставляет себе фирма-однодневка, и является стоимостью обналички. Экономия для бизнеса в результате теневого обналичивания огромна, утверждает Александр Сухаренко. С обналиченного оборота компания не платит налог на добавленную стоимость (18%) и уменьшает базу по налогу на прибыль (20%), а если деньги идут на «черную» зарплату, сокращает свои издержки на единый социальный налог (базовая ставка — 26%) и подоходный налог (13%).

По словам Владимира Буева, услуги по обналичиванию традиционно предоставляются банковским сектором. «Если какая-то компания или отдельный предприниматель сами захотят заняться этим, вычислить их очень легко, — говорит он. — Банки сразу видят, какая фирма легальная, а какая — нет. Так что банки сами открывают счета фирм-однодневок и прокачивают через них средства». С ужесточением контроля над банками со стороны надзорных органов риски потерять лицензию у банков, занимающихся этим бизнесом, выросли. «Может быть, формально Центробанк отбирает лицензию по другим причинам, но вовлеченность банка в серые схемы тоже обязательно принимается во внимание», — говорит Буев. В условиях повышенных рисков рынок стал сжиматься и монополизироваться, а «стоимость комиссии, то есть плата за страх, — повышаться».

«Объемы обналички внушительны, — говорит Александр Сухаренко. — По оценкам Центробанка, в 2007 году они составляли 7-10% ВВП. Ежегодный оборот таких операций — 1,5-2 трлн рублей, а потери консолидированного бюджета — 500-800 млрд рублей».

Другой причиной роста комиссии за обналичку, по мнению НИСИПП, является растущий спрос на услуги обналичивания. Оборот малого бизнеса в 2005-2008 годах стабильно рос, а доля обналичивания оставалась практически неизменной, отмечают в институте.

Директор Центра макроэкономических исследований и стратегических разработок компании БДО Елена Матросова соглашается, что рост стоимости обналички в последние годы был обусловлен сокращением предложения на этом рынке, но сомневается, что оно сопровождалось ростом спроса на эти услуги. Она полагает, что число предприятий, использующих обналичку, в последние годы сокращалось, как и количество банков, предоставляющих соответствующие услуги, но уверена, что предложение сократилось сильнее спроса, поэтому комиссия за обналичку выросла. «С 2005 года многие предприниматели стали выходить из тени и легализовывать свой бизнес, из-за усиления государственного надзора использовать эти схемы стало все более опасно», — говорит экономист. Елена Матросова допускает, что в кризис некоторый интерес к обналичиванию, как и к другим способам ухода от налогов, возобновился. «Но сейчас, я думаю, это пройденный этап. Банковская система вышла на другой уровень развития и администрирования, и бывшие игроки уже не вернутся в этот бизнес, поэтому тенденция сжатия рынка и роста стоимости обналички продолжится», — констатирует она.

Александр Сухаренко опасается, что вскоре популярность обналичивания может резко вырасти. «На днях в первом чтении Госдума приняла президентский пакет поправок, направленных на декриминализацию экономических преступлений, — говорит он. — В нем содержится пункт об исключении из Уголовного кодекса статьи 173 (лжепредпринимательство), которая как раз и применялась к организаторам «фирм-помоек». Основание для исключения — якобы расплывчатая формулировка».

Мы рекомендуем

Все права защищены.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77–67816. 16+