ЦБ ужесточил борьбу с сомнительными операциями в банках, ужесточение контроля за обналичивание.

Ужесточение контроля за обналичивание

О том, что ЦБ снова ужесточает подход к оценке высокой вовлеченности банков в проведение сомнительных операций, регулятор сообщил в письме своим территориальным подразделениям, опубликованном в «Вестнике Банка России». Согласно письму оценка качества борьбы банков с сомнительными операциями за четвертый квартал этого года будет проводиться по следующим критериям. Высокой вовлеченностью будет считаться такая, при которой оборот по сомнительным операциям превысит 2% оборота банка по всем клиентским операциям либо если указанные операции составят в абсолютном исчислении 1 млрд руб. за квартал.​

Это уже четвертое ужесточение за последние несколько лет.

Целенаправленный вывод с рынка игроков, активно осуществляющих сомнительные операции, ЦБ начал осенью 2013 года, через несколько месяцев после того, как его главой была назначена Эльвира Набиуллина. Впервые регулятор обозначил, что понимает под высокой вовлеченностью банков в сомнительные операции, в письме 172-Т от 4 сентября 2013 года. Согласно документу немедленному отзыву лицензии (или второй по жесткости санкции в виде оперативного запрета на привлечение вкладов) подлежали банки, у которых доля сомнительных наличных операций в объемах дебетовых оборотов по счетам клиентов за последний квартал превышала 5% либо объем сомнительных безналичных операций был более 5 млрд руб.

Как пояснял тогда зампред Банка России Михаил Сухов в интервью «Коммерсанту», задав количественные критерии существенности объема сомнительных операций и одновременно установив жесткие и оперативные меры воздействия при его превышении, ЦБ начал «новый этап надзорной работы, получивший на рынке хлесткое определение «расчистка».

При этом под сомнительными операциями Банк России понимает операции, не имеющие явного экономического смысла и очевидных законных целей, проводимые для вывода активов из страны, уклонения от налогов, финансирования противозаконных проектов.

Как впоследствии разъясняли представители ЦБ, установленные в письме количественные планки сомнительных операций не означают, что их проведение в меньших объемах регулятор считает допустимым. Как поясняет топ-менеджер банка из топ-10, установленный ЦБ минимум не означает, что банкам дозволено проводить такие операции в рамках этого лимита, а выше — нет. «Превышение лимита означает, что к банку однозначно будут применены жесткие надзорные меры, вплоть до крайней — отзыва лицензии», — говорит он.

Результаты нового подхода ЦБ к борьбе с сомнительными операциями, проходящими через банковский сектор, не заставили себя ждать. По оценкам ЦБ, во втором полугодии 2013 года удалось сократить на треть объем обналичивания и более чем вдвое объем вывода денег за рубеж.

По мере ужесточения борьбы ЦБ с сомнительными операциями данные лимиты поступательно снижались. В 2014 году — до 4% и 3 млрд руб., в 2016-м — до 3% и 2 млрд руб. соответственно, и сейчас — до указанных значений. В идеале Банк России планирует довести их до нулевых значений.

Последние результаты этих действий в интервью «Российской газете» обнародовал зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин: «Мы оцениваем объем вывода денежных средств за рубеж по сомнительным основаниям за этот период на уровне 15,2 млрд руб. При этом в четвертом квартале прошлого года этот показатель составлял 36,9 млрд, а в первом квартале 2016 года — 64 млрд. По обналичиванию мы можем говорить уверенно, что снижение идет, но не настолько быстро. За первый квартал мы оцениваем обналичку в сумме около 90 млрд руб. против 105 млрд в четвертом квартале 2016 года», — указывал он.

Впрочем, как неоднократно заявляли представители власти, из банков сомнительные операции переходят в другие секторы экономики.

Тему сомнительных операций банкиры традиционно соглашаются комментировать неофициально. По их мнению, эффект от нынешнего шага будет, но среднесрочным. «После понижения порога клиенты, которые нацелены на теневые операции, будут привыкать к новой системе, — говорит банкир из крупной кредитной организации. — Сейчас такие клиенты приноровились к действующим алгоритмам и фильтрам, в частности, проводят операции в объемах менее установленных ЦБ лимитов, а для выполнения крупномасштабных заказов несколько банков просто-напросто кооперируются. Изменение же порога приведет к перенастройке этих алгоритмов, и клиентам какое-то время будет трудно подстроиться».

Полностью искоренить сомнительные операции, по мнению представителей профессионального сообщества, не удастся. «Есть мнение, что сомнительные операции легче проводить в крупных банках, потому что там работает эффект масштаба, который позволяет неблагонадежным клиентам попросту теряться», — говорит собеседник РБК из банка топ-20.

Впрочем, у ЦБ есть и другие инструменты борьбы с сомнительными операциями. С июня 2017 года Банк России начал рассылать банкам списки неблагонадежных клиентов, операции которых требуют пристального внимания.

Тем не менее «снижение сомнительных операций до нуля — это утопия: они будут проводиться в той или иной форме, пока в них есть потребность», резюмирует один из собеседников РБК на банковском рынке.