Почему дорожает обналичка (Г

Почему дорожает обналичка (Г. Бурыхин, "Расчет", N 4, апрель 2006 г.)

Почему дорожает обналичка

Комиссия за "черный" перевод безнала в нал в некоторых регионах уже достигла таких размеров, что выгодней работать на упрощенке по схеме "6 процентов с выручки". В причинах этого разбирался наш внештатный корреспондент Геннадий Бурыхин.

Деньги как товар

Обнальщики, работающие в центре столицы, отличаются удивительной открытостью и бесшабашностью. Евгений, один из таких дельцов, приехал в Москву почти три года назад. Он представлял собой редкое сочетание двух профессий, причем подтвержденных дипломами о высшем образовании: программиста и бухгалтера. Евгений приехал в столицу налаживать. управленческий учет "черного нала" в нелегальном банке. В то время он снимал скромную квартирку на окраине Москвы и, сидя за бокалом, почтительно внимал более опытному коллеге Василию. Подвыпив, тот сыпал полезными советами:

— Сразу покупай квартиру, иначе разоришься или на аренде, или на такси. В центре — дорого, а из твоего Бутово ехать долго. Начальство у нас, как Сталин, обожает ночные совещания. У нас же сеть раскинута от Владивостока до Питера, так что привыкай жить в разных часовых поясах.

— Хм. У меня денег нет квартиру купить.

— А ты потихоньку собственными клиентами обзаводись, одним программированием много не заработаешь. Опять же будешь мои поручения выполнять — тоже буду отстегивать.

— Поручения. Налик, что ли, возить?

— Угу. Иногда в провинции он дешевле. Зачастую выгодно везти, например, из Новосибирска в Москву. Хотя, помнится мне, в перестроечные годы было все наоборот.

Сейчас Евгений работает в офисе в центре столицы. Он весело хохочет, когда ему сообщают о грабительских, на его взгляд, комиссионных за перевод безнала в нал.

— Четыре процента. Даже пять. восемь. десять. Чем они обосновывают их, своей жадностью? Себестоимость налички максимум 0,5 процента от поступившего безнала. Накручивать такие барыши могут только отморозки.

Женя всегда поражает клиентов всплесками порядочности, которые так не вяжутся с делом, которым он занимается. К тому же многие прекрасно знают из прежних откровений Евгения, что все его программистские изыски направлены на увязку курсов валют, а не на расчет экономических показателей, и поэтому начинают подтрунивать:

— Как ты сказал? Се-бе-сто-имость. Твоя чудо-программа считает такой показатель? Насколько я знаю, сидите вы, чернушники, у телефонов и обзваниваете друг друга: "Вась, а Вась, почем сегодня отдавать будем?".

— Да, это так, но я решил прекратить эту порочную практику. Наш товар — деньги и он имеет свою стоимость, которую я буду считать. Стоимость моего нового проекта уже согласована. Между прочим, почти три тысячи долларов и зеленый свет на покупку оборудования. Мне же сервер мощный понадобится и еще много чего. Кстати, эти расходы поначалу несколько увеличат стоимость наших услуг. Но это будет справедливое повышение цен, а не игра на ажиотаже!

Тут Евгений провел аналогию между приобретением "чистым" банком инвалюты и "черным" — наличных денег:

— Разница в составе затрат только на курс безналичной валюты. Все остальное одно и то же: расходы по доставке и прибыль банка. Понятно, что способы доставки разные. Крупный банк везет деньги из Москвы во Владивосток, мелкий покупает у крупного тут же во Владивостоке. Однако расходы обнальщика чаще всего влияют на размер полученной им прибыли, а не на цену наличности, выставленную клиенту. Размер комиссии за услуги по обналичке, так же как и курс доллара, чаще всего определен не накладными и транспортными расходами, а конкуренцией на местном рынке.

— Тебя послушать, так ажиотаж создают твои нечистоплотные коллеги, возжелавшие сверхприбылей.

— Я не могу отрицать, что давление сверху немного усилилось. Всем понятно, что идет кампания по "прореживанию" операторов обнального рынка, однако так же ясно, что сам рынок уничтожать не станут.

Борьба за проценты

При желании любой пользователь услуг операторов-обнальщиков может удешевить для себя стоимость хрусткого нала. Евгений раскрыл некоторые профессиональные тайны, отметив, что он лично начал борьбу с порочной практикой, снижающей прибыль компании.

Итак, если оператор предлагает вам наличность по фиксированной ставке, он явно имеет к вашему безналу личный интерес. Комиссия по "черным" операциям постоянно испытывает колебания. Например, процент резко возрастает в "зарплатные" дни, когда спрос на "живые" деньги подскакивает до небес. В дни наименьшей покупательской активности он закономерно падает. Некоторые ушлые "курьеры" не считают нужным сообщать об этом своим клиентам и кладут разницу себе в карман.

"Наши клиенты отлично осведомлены о колебаниях ставки процента, — заявляет Евгений, — и до недавних пор использовали это чересчур активно". Например, клиент перечисляет безнал тогда, когда ему это удобно, но не торопится получать наличку, ожидая, когда упадет процент.

Другой вариант: клиент перечисляет деньги в день, когда комиссия составляет минимальную сумму и выплачивает ее оператору. А вот деньги забирает тогда, когда это ему удобно. Например, в напряженный для обнальщиков "зарплатный" день. "Представляешь, как нам это невыгодно. Мы ведь тоже покупаем деньги, а из-за таких клиентов работаем чуть ли не в убыток себе!" — говорит Евгений.

Так называемый "чуть ли не убыток" исчисляется немалыми суммами, так как клиенты конторы Евгения обналичивают десятки миллионов рублей в месяц. Благодаря таким оборотам некоторые менеджеры стали "играть" с процентами, объясняя "гибкую систему скидок" необходимостью удержать выгодного клиента. С Евгением такой номер не прошел, и после того, как некоторые сотрудники получили "всего" 600 долларов за месяц работы, игры на понижение были прекращены.

График для руководителя

Показная честность Евгения улетучивается, как только речь заходит о его личных интересах. Друзья Жени познакомили его с 30-летней Анастасией случайно. Главбух компании, специализирующейся на различных услугах, рассказала, что в их фирме контактирует с обнальщиками именно она:

— Вот недавно ездила знакомиться. Солидный офис, сдают всю отчетность и гарантируют чистоту встречных проверок.

— О, да, да, — тут же перебил ее Женя, — знакомая песня. А за чистоту с вас срубили пару лишних процентов, да?

— Да, — замявшись, ответила Настя.

По словам Евгения, никто не может гарантировать стопроцентную безопасность операций по обналичке, и подобные "показательные" офисы всего-навсего очередное "разводилово". "Такие "забавы" не могут увеличить затраты на обслуживание наличности на какие-то жалкие несколько процентов", — убежден Евгений.

К концу вечера Настя и Женя уже были закадычными друзьями, он напросился обновить ей бухгалтерскую программу. "Уверен, что тебе ставят только новые формы отчетности и забывают о конфигурации", — объяснял программист.

Конечно, компьютерному гению нужны были отнюдь не 50 баксов за посещение офиса фирмы Анастасии. Очень скоро ее кассир стал ездить к нему за наличкой, а Женя приносил Насте в конверте 1 процент от суммы комиссии (около 800 долларов в месяц).

Столь взаимовыгодные отношения быстро сошли на нет. Бухгалтеру только казалось, что директор не особо обращает внимание, через кого она перегоняет "излишнюю" выручку. В один прекрасный день он нашел фирму, обналичивающую не под 4 процента, как тандем Женя-Настя, а под 1,8.

— Это отморозки какие-то, — кипятился профессионал. — Они не смогут долго держать низкий процент для таких мизерных оборотов. Видимо, пока просто клиентов завлекают!

— Постой, а не ты ли говорил о себестоимости наличности в 0,5 процента от суммы перечисленного безнала? — напомнила ему Настя.

— У нас солидные обороты, но мы и работаем на рынке уже семь лет. Нет, эти долго не протянут. Точно тебе говорю.

И действительно, очень скоро новые любимцы директора подняли ставки до 3,8 процента. Учитывая, что поначалу осторожный босс не перечислял им за один раз более 100 тысяч рублей, экономия для фирмы оказалась незначительной. Теперь Женя сидит и ждет звонка от Насти с сообщением о том, что все возвращается на круги своя, c нетерпением, свойственным только влюбленным в деньги.

Предел — ставка ЕСН?

Некоторые эксперты отнюдь не ограничивают рост комиссии за перевод безнала в нал размером ставки единого налога в рамках упрощенной системы налогообложения или налога на добавленную стоимость. Как утверждает начальник Главного управления Банка России по одной из южных областей России, экономика начнет переходить от "серых" схем к "белым" только тогда, когда процент за обналичку приблизится к ставке единого социального налога.

"Расчет", N 4, апрель 2006 г.