Политический учебник для начинающих

viacheslav_sn

March 6th, 2014. 09:31 pm

Возможно, кому-то покажется непонятным, зачем я сейчас ухожу от общего описания экономики, из которого вполне ясно, что я хочу сказать, к отдельным фрагментам экономической деятельности. Ну, во-первых, не такие уж это и отдельные фрагменты: "схемы", которые я тут описываю, действовали относительно длительное время и в большом количестве экономических отношений, тем самым оказав реальное влияние на состояние экономики и государственного бюджета. Во-вторых, мы умеем очень хорошо забывать прошлое, так, чтобы не учиться на его ошибках. Многое из того, что сегодня предлагается различными политическими деятелями как панацея — мол, власти дураки или вредители, раз не применяют эти предложения — на самом деле на практике уже было испробовано, и весьма успешно для отдельных категорий граждан (и катастрофично для государства в целом) [1]. Одно из таких "гениальных" предложений, действовавших в России в лихие 90-е, я опишу в этой главе. Его сегодня достают из нафталина и опять предлагают в качестве решения всех социальных и рыночных проблем.

Речь идет о налоговой льготе. Как известно — спорт надо поддерживать. В принципе, не только спорт, но и другие всякие социальные фонды, облегчающие жизнь граждан, делающие ее веселее и насыщеннее. В СССР это дело организовывалось централизованно: был единый бюджет, в котором стояла строчка расходов, которые потом распределялись по регионам, а регионами по фондам. Кто-то решил, что такая схема громоздка и нерациональна. Тогда все были очарованы частником, Хозяином, который придет и вдохнет жизнь в убыточное, громоздкое и нерациональное. Ведь частник — он будет заботиться о своем, личном! А кто будет заботиться о государственном?

Сказано — сделано, точнее, решено — воплощено! Фонды раздали в частные руки, а предприятиям-налогоплательщикам предложили выбор: можно платить налог, а можно эти деньги заплатить прямо фонду, любому, на выбор. Само собой разумеется, что после этого появилось много новых фондов, и можно было бы рапортовать об успешном развитии социальной сферы и спорта, если бы не одно "но": эти фонды никаким спортом и социальной сферой не занимались. Точнее, по документам занимались на полную катушку, но бурного развития этого дела: появления новых клубов, спортзалов и вслед за ними спортивных рекордов — не произошло. Люди по-прежнему занимались в вонючих подвалах-качалках и спорткомплексах, оставшихся от СССР (тех, которые не успели перепрофилировать), а деятельность спортивных фондов шла по своему — в области чистых финансов, в виртуальном пространстве.

В чем заключалась эта деятельность? Все вертелось вокруг одного интересного открытия: если налоги платить надо было "живыми" деньгами, то фонды вполне могли принять и какой-нибудь вексель. Что такое вексель? Это письменное обязательство заплатить в будущем какую-нибудь сумму. Ценная бумага, которую можно продать, заложить и делать с ней вообще, что хочешь. Пока дата платежа, указанная в векселе, не наступила, этот вексель стоит дешевле той суммы, которая в нем указана, это называется — "с дисконтом". Сам дисконт устанавливается рынком и зависит от платежеспособности той компании, которая выпустила вексель. Например, вексель Сбербанка в те времена имел самый маленький дисконт, потом шел вексель Газпрома. Дисконт же какой-нибудь фирмы "Рога и Копыта", накануне даты исполнения обязательств, мог составлять 100%, так как все знали, что "Рога и Копыта" выпустила этот вексель в "технических" целях и, соответственно, никаких обязательств по нему исполнять не собирается.

Однако, при уплате налога учитывался не дисконт, а именно та сумма, которая стояла в векселе — то есть номинал. Этим делом пользовались все! В том числе оно "приносило пользу" и государственным монополиям: тот же Газпром существенно экономил на дисконте. Ну, как экономил — за счет бюджета. Выходило, примерно, процентов 5-7, но при его оборотах — это серьезные деньги.

Были у такого способа уплаты налогов и иные достоинства. Делалось так: создавался "технический" [2] фонд спорта. Крупная монополия уплачивала в этот фонд спорта векселем налогов на 100 рублей при реальной рыночной стоимости векселя — 95 рублей. Как уже говорилось — экономия для предприятия налицо. Но мы-то с вами знаем уже, что экономические отношения — это отношения не между абстрактными корпорациями, а отношения между людьми! В полном согласии с этой истиной, дальше в дело вступали самые конкретные люди: организаторы фонда и чиновники из монополии, принявшие решения об уплате налогов подобным образом. Вексель продавался, на небольшую часть вырученного закупался какой-то спортивный инвентарь (как видим, и здесь прослеживается забота о государстве, спорете и вообще обо всем общественном) [3]. остальная же сумма незамысловато делилась между участниками схемы.

Дело это процветало! В монополиях и их дочерних обществах, чутко реагируя на изменения рынка, возникали целые отделы, занимающиеся подобными операциями. В этих отделах работали только "свои" — сыновья, дочери, любовницы. Очень ладно выходило и прибыльно! Так впервые в нашей стране государственная служба стала приносить что-то приятное, а не только стрессы, разгоны начальства и переживания за невыполненный план. Впервые государственный чиновник (точнее — работник естественной монополии, но это, практически, идентичная вещь, хотя, говоря строго, описанное здесь изобилие достигло чистых чиновников, работающих в государственных учреждениях, чуть позже) смог встать на уровень с бандитами и содержателями коммерческих ларьков — купить себе малиновый пиджак, джип "Град Чероки" и отдыхать в Турции и на Кипре. Да что там отдыхать — к недвижимости начать в тех местах присматриваться! Именно тогда мы начали массово заселять Кипр. А, может, и не тогда — плевать мне на историю заселения Кипра! Зато совершенно точно, что как раз тогда Задорнов впервые оседлал своего конька, на котором до сих пор катается — как русские "нефтяники" приехали в США и всех поразили своими неимоверными тратами. Помните, "ну — тупые. " про американцев? Тупые они были от того, что никак не могли вместить, как человек за месяц становился миллионером, но за этот же месяц не успевал научиться к своему богатству правильно относиться. Теперь не тупят, теперь брезгуют, потому что "миллионеры", и их взбаломошенные бабы, котирующиеся у себя на Родине как светские львицы, все же освоили науку устраивать скандалы из-за того, что они в счете за услуги прачечной ожидали увидеть не 150 долларов, а 100, и намного громче своих иностранных "коллег".

С векселями были и иные схемы. Их очень легко было "наличить": достаточно было явиться с векселем в Сбербанк или в Газпром — и в тот же день получить по нему то, что полагается. Соответственно, векселя использовались как альтернатива так называемым "помойкам" или "техническим" компаниям, через которые происходил обнал.

Несколько слов уделю этим компаниям, потому что они породили по своему интересный экономический феномен. Феномен заключался в том, что это одно из немногочисленных постперестроечных явлений, в котором классические рыночные законы сработали как написано в учебнике. Занимались обналом "жучки", люди, имеющие отношения к банкам. Сначала стоило это дело 3-4%, в зависимости от длины цепочки посредников. Но давила конкуренция, деньги бегали почти халявные и безнаказанные, ценить их никто не умел, поэтому совершенно было нормальным от одного жучка уходить к другому. Сегодня с ним познакомили — завтра "погнал" через него 100 тысяч долларов. Подумаешь, одна-две сделки сорвется, ерунда — наверстаем! Важен был вал, а не частности. Соответственно, цены на обнал постоянно падали и я помню, как они достигли рекордных 0,5% от перечисленной на "помойку" суммы. Наступило время, когда заниматься этим делом стало невыгодно и жучки сделали это занятие одной из своих факультативных услуг. Выручило, как всегда, государство: произвело систематическую чистку, накрыло несколько центров, жучков посажало — это сразу дало взлет стоимости обнала до рекордных 11%. В дальнейшем, особенно в новом тысячелетии, эта сумма постоянно росла и после первого десятилетия этого нового тысячелетия достигла безобразных размеров — 18%. Хоть налоги плати!

Как работала схема по обналу? Какому-нибудь предприятию оказывались какие-нибудь услуги: доставалось нечто дефицитное, списывались долги за энергоносители либо еще что-нибудь в этом роде. Или просто — шла прямая поставка какого-нибудь товара. Так как услуги носили конфиденциальный характер, прямо за них перевести деньги было нельзя. Тогда выручала "помойка", с которой заключался фиктивный договор, по которому этой помойке перечислялись деньги за несуществующие услуги. Эту сумму и "наличили". В случае с поставкой дело обстояло следующим образом: менеджер компании, ответственный за приобретение чего-либо, находил поставщика, с которым договаривался, что тот часть полученной суммы после оплаты, переведет на "помойку", реквизиты которой ему даст этот менеджер. Так возникли "откаты". Помойки "жили" несколько лет до первой налоговой проверки, а потом куда-то девались. Куда? Это знали те, кто ими распоряжался. Я думаю, что по обычному российскому разгильдяйству, просто в какой-то момент по ним переставали вестись операции и сдаваться отчетность. Хотя были и такие, которые отчетность не сдавали вообще. В таких, кстати, обнал стоил дешевле. Упразднение налоговой полиции в описываемое время здорово помогло нарождающемуся российскому капитализму, хотя к процветанию все равно не привело.

Впрочем, редко кто тогда "живыми" деньгами за поставки платил. Живыми деньгами платили откаты, а поставки оплачивали через так называемые "взаимозачеты" или просто — "зачеты". Это еще одно глобальное явление молодой российской экономики, которое интересно тем, что оно "добило" более-менее трепыхавшийся реальный сектор, высокотехнологическое производство. Об этом — в следующей главе.

Здесь же я хочу сделать маленькое отступление. Описываю я это дело весело, с циничным юморком, присущим той эпохе. Но я обязан отметить, что происходило это веселье на фоне страшного обнищания страны и диких трагедий, происходящих на почве этого обнищания. Дорогой ценой наши "нефтяники" вводили американцев в ступор своим легким отношением к миллионам! Тогда же я впервые ясно ощутил всю несправедливость того времени, всю его двуличность и мерзость. Я был еще студентом и в компании таких же студентов забежал на рынок, чтобы купить мясо для шашлыка — мы собирались за город, на водохранилище. И мне очень сильно, так, что я помню эту картину до сих пор, врезалась в память старушка, продающая на ступеньках рынка пыльный фикус. Этот фикус, наверное, простоял у нее на окне лет двадцать, прежде чем она решилась его продать. Какая чудовищная нужда заставила человека выйти на рынок с таким товаром? И как мало у нее было, что предложить на продажу! Думаю, многие тогда наблюдали похожие сцены — не один я ощущал острую несправедливость происходящего.

В те времена подолгу задерживали пенсии, потому что в бюджете не было денег — вместо налогов деньги шли в спортивные фонды и там пилились между заинтересованными лицами. Тогда этих соответствий не замечали и не ассоциировали задержку пенсий с реализацией собственных "рыночных возможностей". Считалось, что государство должно платить за все. Многие из тех, кто участвовал в "схемах", проходя мимо старушек, продающих последнее из дома чтобы купить хлеб, "справедливо" негодовали, что государство, мол, не может обеспечить им достойную старость. Никто не брал бедственное ее положение на свой счет. "Я продаю вексель, а она продает фикус — каждый вертится как может, а в том, что ей плохо — виновато государство" — примерно так тогда рассуждали. Впрочем, и сейчас многие рассуждают точно также. Атомизация!

[1] С амый яркий пример на эту тему — "битва" за запуск денежного станка под предлогом того, что экономике не хватает денег. "Разрабатывают" это направление т.н. "патриоты" и делают вид, что эта альтернатива либеральному курсу властей. Как будто мы не помним 90-е годы, когда станок работал, а денег было столько, что во всех приличных магазинах и ресторанах брали только валюту!

[2] это слово я часто буду употреблять, когда буду описывать ту эпоху — "технические компании", "технические векселя", "технические поставки". Это нужно для погружения в атмосферу.

[3] Впрочем, инвентарь "закупался" не всегда в натуральном виде, иногда покупка происходила просто на бумаге.