Обвинения в организации схемы по «обналичке» развалились в суде, дела по обналичке.

Налоговая проверка – встречаем во всеоружии! Пошаговая инструкция для победы налогоплательщиков! (зачет часов ИПБ, г. Санкт-Петербург)

  • Все новые схемы оптимизации налогообложения и методы контроля 2017-2018 г. Реальные результаты для бизнеса! (г. Санкт-Петербург)
  • Конгресс профессиональных бухгалтеров и аудиторов России — 2017
  • Все семинары
  • Картотека

    Инструкции для бухгалтера

    Тесты для бухгалтера

    Обвинения в организации схемы по «обналичке» развалились в суде

    Предприниматель был обвинен в организации схемы по обналичиванию денег. Ему и соучастникам было вменено не только уклонение от уплаты налогов, но и организация и участие в преступном сообществе, а также лжепредпринимательство. Однако защита смогла доказать, что обвинение не согласуется с законом ни по одному из пунктов.

    Дело в отношении Рифата Каруллина 1 и еще 19 жителей Республики Татарстан могло стать одним из самых громких и показательных примеров изобличения группы лиц, создавших систему услуг по незаконному обналичиванию денежных средств организаций. Во всяком случае именно так оно позиционировалось представителями обвинения в начале 2010 года, когда было передано в Верховный Суд Татарстана для рассмотрения по существу. Примечательно и то, что сам «схемотехник» не отрицал, что наряду с торговым бизнесом, по сути, занимался обналичиванием, но при этом он подчеркивал, что закон им нарушен не был и обвинения в его адрес безосновательны.

    К концу прошлого года полный провал следствия стал очевиден: благодаря усилиям защиты, настойчивости предпринимателя и некоторых обвиняемых, выявленным нарушениям в обвинительном заключении, уголовное дело было практически прекращено. Важную роль в пользу обвиняемых сыграли также либеральные изменения в УК РФ в части экономических преступлений.

    Однако последняя точка в деле, возможно, еще не поставлена. Предприниматель и несколько фигурантов дела намерены добиться полного оправдания.

    От бизнеса к «обналичке»

    По версии обвинения Рифат Каруллин, братья Сергей и Владимир Стукаловы, Дмит-рий Капканов и другие на протяжении 2004–2006 годов оказывали услуги различным компаниям по обналичиванию средств. Изначально предприниматели организовали бизнес по продаже автомобильных шин и аккумуляторов. Для этого один из братьев Стукаловых учредил ООО «Мт-Шанс». В середине 2004 г. Каруллин выкупил 100% уставного капитала фирмы и стал ее единственным учредителем и директором.

    Через какое-то время он начал оказывать услуги по «обналичке» своим контрагентам, а затем и сторонним компаниям. Для этого он зарегистрировал на своих знакомых ООО «Автошина», ООО «Расклад», ООО «Телега» и, по его словам, сказанным в суде, фактически руководил этим фирмами.

    Уголовное дело в отношении Рифата Каруллина и сотоварищей было возбуждено в апреле 2006 г. Как отметила «УП» Наталья Фарукшина, адвокат предпринимателя, о том, почему и когда бизнесом Каруллина заинтересовались оперативники Управления по борьбе с налоговыми преступлениями МВД России по Татарстану, ни ее подзащитный, ни другие фигуранты дела достоверно не знают. Вероятнее всего, разросшийся бизнес по «обналичке» просто было невозможно скрыть из-за большого числа задействованных людей.

    Изначально дело было возбуждено по ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов с уплаты налогов и (или) сборов с организации» в отношении неустановленных лиц. При этом каких-либо претензий со стороны налоговых органов за весь период деятельности ни к одной из фирм, руководимых Каруллиным, не предъявлялось. Но в ходе следствия были проведены экспертизы и проверки, по данным которых за период с сентября 2004 по конец января 2006 г. проверяющие выявили несколько десятков сделок ООО «Мт-Шанс» и ООО «Телега» с разными контрагентами, в результате которых каждая из названных организаций недоплатила в бюджет 2,28 и 2,19 млн рублей НДС, соответственно. Выводы сводились к одному: Каруллин сам и с помощью сообщников изготавливал документы о поставке товара, получал деньги на счета контролируемых им компаний, затем обналичивал их на основании расчетов с поставщиками товаров (также ему подконтрольных), затем передавал эти деньги «клиентам» за вычетом примерно 3% вознаграждения за свои услуги.

    25 сентября 2006 г. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, по этому уголовному делу был задержан Каруллин, в отношении которого Нижнекамским городским судом Республики Татарстан была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В общей сложности ему пришлось провести в СИЗО чуть менее 3,5 лет: пока длилось следствие. Только 9 февраля 2009 г. мера пресечения ему была изменена на залог в сумме 500 тыс. рублей. После внесения залога на депозитный счет Верховного Суда РТ Каруллин был освобожден в зале суда. Чуть меньшие сроки провели под арестом четверо его «сообщников»: братья Стукаловы и еще двое партнеров по бизнесу.

    За трехлетний срок следствие, казалось, раскрыло всю схему обналичивания, получив изобличающие свидетельские показания, нашло действующих лиц и определило их роли в схеме. Объем дела составил 383 тома, а число обвиняемых — 20 человек. К Каруллину и его ближайшим партнерам прибавилась Светлана Майорова, главный бухгалтер ООО «Мт-Шанс» и ООО «Телега», которая также составляла отчетность и по другим организациям. Остальные участники схемы были, по сути, теми, кто находил клиентов для «обналички», помогал предпринимателю регистрировать филиалы его ООО в Нижнекамске, составлял или помогал передавать документы компаниям и т.д.

    К обвинениям в неуплате налогов с организации основным организаторам схемы прибавили обвинения по ст. 198 УК РФ о неуплате налогов с личных доходов физическим лицом; по ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ — организация и участие в преступном сообществе, и действовавшей на тот момент ст. 173 УК РФ «Лжепредпринимательство». Обвинения, связанные с неуплатой налогов, всем, кроме Каруллина и четверых основных фигурантов, были предъявлены в связи с соучастием (в форме пособничества или подстрекательства) в неуплате налогов по меньшим суммам, но в совокупности следствие оценило доказанный ущерб государству более чем в 35 млн рублей.

    Одним из ключевых доказательств обвинения послужили свидетельские показания Михаила Чиколаева, одного из помощников Каруллина, с которым он начинал бизнес в 2004 г. а также одного из бухгалтеров, — сотрудницы, проработавшей у предпринимателя несколько лет. Оба они полностью и в деталях рассказали, как работала схема.

    ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА.

    «Свидетель Чиколаев показал, что… схема «обналичивания» денежных средств была следующей. К Чиколаеву обращался руководитель какого-либо нижнекамского предприятия, которому тот объяснял, что сам занимается лишь приобретением векселей и последующим их обналичиванием, а “обналом” денежных средств занимаются иные лица. Подразумевая Каруллина и Стукалова, Чиколаев советовал просителю обратиться к одному из них. Руководитель предприятия перечислял денежные средства с расчетного счета своей организации на расчетный счет какой-либо «обнальной» организации, принадлежащей Каруллину либо Суткалову, но оформленной на подставных лиц. Впоследствии Каруллин либо Стукалов снимали денежные средства с расчетного счета своей«обнальной» организации по пластиковым карточкам, оформленным на физических лиц, либо по сберегательным книжкам и, за минусом своего вознаграждения, возвращали денежные средства и пакет документов, якобы свидетельствующих об имевшем место приобретении какого-либо товара, оказания каких-либо работ или услуг. На самом деле… в адрес заказчика «обнала», естественно, никакой товар не поставлялся, какие-либо работы и услуги не оказывались. Все это было фикцией. Пакет первичных бухгалтерских и иных документов по взаимоотношениям с «обнальными» организациями готовили либо сами заказчики с использованием предоставленных Стукаловым либо Каруллиным карт партнеров (реквизиты с указанием расчетного счета, ИНН, юридического адреса и т. п. ), либо его готовил бухгалтер Каруллина — Шиматова. У последней и самому Чиколаеву приходилось забирать подобные документы».

    Бухгалтер Шиматова описала свою работу еще более подробно. В частности, она сообщила, что изготавливала первичные документы (договоры, счета-фактуры и т. д.) не только от имени различных организаций, контролируемых Каруллиным, но также от некоторых организаций-«клиентов», которые обращались за обналичиванием. Данные о всех организациях-«клиентах», заказывавших услуги по обналичке, содержались, по словам Шиматовой, в ее рабочем компьютере. Она непосредственно сообщила, что Каруллин сам указывал, как и кому выдавать обналиченные деньги и сообщила, что Дмитрий Капканов был посредником в фиктивных сделках. Она также рассказала, что собственноручно вела тетрадь полученных и выданных денег, изъятую при обыске в ООО «Мт-Шанс» и дала подробные объяснения, что означают записи о людях и суммах выданных и полученных денег в ней.

    Однако уже при допросе в суде она сообщила, что хотя и не видела никогда никого из контрагентов, не все сделки были фиктивными, так как реальную деятельность компании также вели. Кроме того, Шиматова частично изменила показания в отношении других фигурантов дела таки образом, что однозначного вывода о том, что Каруллин сотоварищи занимались обналичкой, сделать было нельзя.

    Следствие также установило и допросило граждан, которые регистрировали на себя компании, участвовавшие в схеме «обналички», и открывали банковские счета. Почти все показания были схожи и сводились к тому, что их приятель Рифат Каруллин предлагал им за небольшое вознаграждение либо по дружбе зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей или стать учредителями ООО, открыть счет в банке или оформить пластиковую карточку. Один из свидетелей рассказал, как не только зарегистрировал на себя фирму по предложению Каруллина, но и снимал деньги с ее счета, передавая их своему «благодетелю». Другие поясняли, что отдавали документы (конверты с пин-кодами к банковским картам) лично Карруллину или его доверенным лицам.

    Примечательно, что в ходе предварительного следствия руководители фирм, которые были привлечены по данному уголовному делу, требования налоговой инспекции по недоимке налогов обжаловали в Арбитражный суд РТ. Арбитраж признал требования налоговиков незаконными. Однако следствие данные решения арбитражного суда вовсе не приняло во внимание.

    Схема есть, преступления нет

    Как уже было сказано, судебный процесс по делу «преступного сообщества» начался в январе 2010 г. По ходу процесса защитники обжаловали различные промежуточные судебные решения (всего более 13-ти), доходя каждый раз до Судебной коллегии ВС РФ. Процесс затянулся. Между тем, летом 2010 г. государственный обвинитель был вынужден отказаться практически от всех обвинений.

    Отказ был обоснован различными причинами. Обвинитель признал, что в отношении нескольких фигурантов дела в обвинительном заключении не указано время и место совершения преступления. Не удалось убедительно доказать и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 2.ст 199 УК РФ).

    Кроме того, в начале 2010 г. вступил в силу Федеральный закон от 29.12.2009 № 383-ФЗ, которым были внесены поправки в примечания к ст. 198 и 199 УК РФ, существенно повысившие порог «криминальной» недоимки по налогам. Напомним, что по действующим нормам крупным размером неуплаты налогов по ст. 198 признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 600 (ранее — 100) тыс. руб. при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 1,8 млн (ранее — 500 тыс.) руб. Неуплатой налогов в крупном размере с организации (ст. 199 УК РФ) признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 2 млн рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 % подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 6 (ранее 1,5) млн руб.

    Отказ от обвинений по ч. 4, 5 ст. 33, ч. 2 ст. 199 УК РФ 19 подсудимым повлек за собой отказ от обвинений по ч. 1 ст. 210 Каруллину и двум братьям Стукаловым, а по ч. 2 ст. 210 УК РФ — остальным подсудимым, которым вменялся данный состав. Напомним, что ст. 210 УК РФ предусматривает ответственность за создание преступного сообщества или участие в нем, которое создается для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Поскольку обвинения в совершении тяжких преступлений (к которым относится ч. 2 ст. 199, предусматривающая санкцию в виде лишения свободы сроком до шести лет) были сняты, в фабуле обвинения оставалась только «нетяжкая» ст. 173 УК РФ.

    Весной того же года Феде-ральный закон от 07.04.2010 № 60-ФЗ признал утратившей силу ст. 173 УК РФ, что также повлекло отказ от данного обвинения. А поскольку отказ от обвинения обязателен для суда, спустя почти год после начала рассмотрения дела по существу, 10 сентября 2010 г. суд вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении всех подсудимых, за исключением Рифата Каруллина. Нужно отметить, что в ходе процесса суд выносил постановления о прекращении уголовных дел по части обвинений в отношении одного за другим обвиняемых, пятеро из которых в итоге обжаловали эти решения в ВС РФ, требуя оправдательного приговора.

    Главного организатора суд признал виновным только по двум эпизодам преступлений по ч. 1 ст. 199 УК РФ. Суд обосновал свое решение тем, что суммы неуплаты НДС ООО «Мт-Шанс» и ООО «Телега», руководимыми Каруллиным, составляли «криминальный» размер недоимки. Вместе с тем квалификацию по п. «а» ч. 2. ст. 199 УК РФ — уклонение от уплаты налогов группой лиц — суд нашел недоказанной, так как уголовное преследование в отношении главного бухгалтера ООО «Мт-Шанс» и ООО «Телега» Светланы Майоровой было прекращено. В ходатайстве о прекращении дела защита отметила, что в инкриминируемый период уклонения от уплаты налогов главбух находилась в декретном отпуске, поэтому какие-либо преднамеренные действия с целью неуплаты НДС не совершала. Майорова составляла сводную отчетность у себя дома по документам, представляемым Каруллиным и подготавливаемым другими бухгалтерами, в частности Шиматовой. При этом НДС учитывался в соответствии с Налоговым кодексом и в каждой операции выделялся в документах. Таким образом, умысла на уклонение от уплаты налогов в ее действиях быть не могло.

    Каруллину было назначено наказание по совокупности в виде одного года и шести месяцев лишения свободы. Однако от наказания он был освобожден в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Напомним, что по ч. 1 ст. 199 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности по которым (в соответствии со ст. 78 УК РФ) составляет два года. Этот срок, как указал суд, истек еще в январе 2009 г. так как Каруллину инкриминировались деяния 2004–2006 гг.

    Приговор суда не устроил Каруллина и еще пятерых фигурантов дела, в отношении которых уголовные дела были прекращены. Постановление и приговор суда были обжалованы в ВС РФ.

    В своих жалобах бывшие подсудимые указывали, что суду следует вынести оправдательный приговор по всем без исключения пунктам обвинения, а не прекращать дела частично из-за изменений в законе, частично ввиду отсутствия состава преступления. Кроме того, ряд обвиняемых указал на нарушения, допущенные судом в ходе рассмотрения дела. Так, еще до вынесения итогового решения, в сентябре 2010 г. судья отказал в заявленном ему в июле 2010 г. отводе. Отвод был заявлен в связи с тем, что тот же судья еще в феврале 2010 г. вынес постановление о частичном прекращении уголовных дел в их отношении за отсутствием состава преступления, которое было отменено Судебной коллегией ВС РФ с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд. Однако дело вновь попало к тому же судье. Отказывая в отводе, судья нарушил ч. 1 ст. 63 УПК РФ, согласно которой судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении данного уголовного дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.

    В кассационной жалобе на обвинительный приговор адвокат Каруллина Наталья Фарукшина указала, что ее подзащитный не признал вину в полном объеме и настаивал на том, что сделки, заключенные между ООО «Мт-Шанс», ООО «Телега», ООО «Автошина» и ООО «Раскад», были реальными. Кроме того, она указала, что все документы по сделкам, которые следствие посчитало фиктивными, были составлены с соблюдением закона и даже в показаниях свидетелей обвинения есть явные указания на реальность товара. Более того, в материалах дела имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное еще в ноябре 2006 г. в котором в мотивировочной части было указано, что товар от ООО «Раскад» и ООО «Автошина» поставлялся и в дальнейшем реализовывался, что подтверждается как наличием товара, так и рядом контрагентов

    Наконец, Фарукшина отметила в жалобе, что стороной обвинения не было представлено ни одного доказательства, что фирмы Каруллина не уплатили в бюджет НДС в крупном размере. В заключениях экспертизы была просто подсчитана сумма НДС, но не говорится о том, что именно указанная сумма не была уплачена в порядке, предусмотренном НК РФ.

    Кроме того, имелись противоречия в данных о сумме якобы неправомерно принятого к зачету НДС, а также не было указано, каким именно образом было высчитано, что указанная преступная недоимка составила 10% от подлежащих уплате налогов за период в три финансовых года подряд.

    Слово за Верховным Судом

    Судебная коллегия ВС РФ отменила и постановление о прекращении дела, и приговор в отношении Каруллина. Определение об отмене постановления, в том числе из-за неудовлетворенного отвода судье, повторно рассматривавшего дело, попало в Обзор кассационной практики Судебной коллегии ВС РФ за II полугодие 2010 года2, утвержденный постановлением Президиума ВС РФ от 16.03.2011.

    Отменяя приговор, Судебная коллегия ВС РФ отметила, что «из приговора нельзя определить, исходя из каких доказательств суд сделал вывод о том, что Каруллин сам внес и способствовал внесению заведомо ложных сведений в налоговые декларации. В приговоре не указано, куда и какие именно сведения он внес сам, а внесению каких сведений способствовал». Кроме того, ВС РФ признал обоснованным довод адвоката, что суд не разобрался в вопросе о сумме неуплаченных налогов. Так, ВС РФ отметил, что суд привел в приговоре противоречивые данные по сумме НДС, неправомерно принятой к вычету и включенной в налоговую декларацию в отношении ООО «Мт-Шанс». В частности, разнились цифры акта налоговой проверки, проведенной инспекцией ФНС, и налоговой экспертизы, назначенной следствием.

    В итоге дело в отношении Каруллина и пяти его бывших «коллег» было направлено на новое рассмотрение в Верховный Суд Республики Татарстан. 11 февраля текущего года судья республиканского суда вернул дело прокурору в порядке п.1 ч.1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ для устранения в обвинительном заключении нарушений, исключающих возможность постановления судом приговора.

    Данный возврат состоялся на основании ходатайства прокуратуры, в котором было указано, что обвинительное заключение составлено с нарушением норм УПК РФ, без устранения которых невозможно рассмотреть дело по существу в суде.

    Каруллин и еще пятеро подсудимых, в свою очередь, обжаловали это решение в Судебную коллегию Верховного Суда РФ. 26 апреля текущего года Верховный Суд РФ отменил решение республиканского суда и обязал его рассмотреть дело в рамках того обвинительного заключения, которое было предъявлено изначально. Об итогах судебного разбирательства по этому делу будет сообщено в одном из следующих номеров 2 журнала «Уголовный процесс».

    «Отменяя приговор, Верховный Суд РФ указал на полную недоказанность обвинений»

    Фарукшина Наталья Викторовна, адвокат Центрального филиала Коллегии адвокатов Республики Татарстан, защитник основного фигуранта по делу.

    — Как Вы оцениваете дальнейшие перспективы дела?

    — Не хотелось бы комментировать перспективы дела, которое еще рассматривается судом. Могу лишь высказаться о том, как складывается практика в подобных случаях, когда суд вместо вынесения оправдательного приговора выносит решение о возврате дела прокурору. Обычно это попытка «сохранить лицо» из-за нежелания оправдать людей, проведших к тому же под стражей продолжительный срок. Возвращенное обвинению дело обычно в таких случаях (когда имеются многочисленные решения суда о прекращении уголовного дела и отказ от обвинений) может вообще не вернуться в суд. Прокуратура старается прекратить такие дела без лишнего шума и, по возможности, по нереабилитирующим основаниям. В данном случае, поскольку нам удалось добиться отмены решения суда о возврате дела в порядке ст. 237 УПК РФ, вероятнее всего будет вынесен оправдательный приговор.

    — Ваш подзащитный и несколько его коллег, проходящих по делу, не удовлетворились освобождением от наказания и прекращением дела. Ясно, что ими движет желание восстановить справедливость и получить компенсацию. Но ведь они получили право на компенсацию, в связи с тем, что суд прекращал дела по реабилитрущим основаниям. Почему они добиваются оправдания?

    — Разумеется. Мой подзащитный провел в СИЗО три с половиной года, братья Стукаловы почти по три года, другие двое — меньшие сроки. С самого начала они настаивали на своей невиновности, что в итоге и было подтверждено судом. Думаю, что в этой ситуации желание восстановить справедливость и добиться хотя бы какого-то возмещения вреда, причиненного следственными органами, возникнет у каждого человека. Вопрос в том, как скоро удастся добиться этого. Что же касается желания непременно быть оправданными, то, как мне кажется, оно продиктовано принципиальностью небольшого числа из бывших подсудимых.

    — Читая обвинительный приговор, приходишь к мысли, что схема «обналички» действительно существовала и сам предприниматель ей руководил. Однако понять, каким образом при оказании этих услуг его действия попали под уголовный закон, невозможно.

    — Именно об этом, по сути, и сказано в кассационном определении Верховного Суда РФ. ВС РФ, отменяя приговор моему подзащитному, указал именно на полную недоказанность обвинений и обязал суд разобраться в деле, решить вопрос виновности либо невиновности и вынести законное и обоснованное судебное решение.

    — Занимается ли подзащитный сейчас бизнесом?

    — В настоящее время у него еще идет период становления бизнеса заново, поскольку за время предварительного следствия все его позиции как бизнесмена были утеряны, а компании понесли большие финансовые потери. Со слов Каруллина, восстановление бизнеса и деловой репутации займет еще много времени. Кроме того, за весь тот период, что Каруллин находился под следствием и судом, налоговая инспекция, несмотря на выставленное требование и фиксацию суммы недоимки материалами уголовного дела, продолжала насчитывать штрафы и пени за неуплату налогов. На сегодняшний день данная сумма составляет вместе с пенями и штрафами около 18 млн рублей. Полагаю, предстоит еще один судебный процесс в рамках арбитражного суда по оспариванию этой суммы.

    — Нет ли у Вас сведений о том, были ли возбуждены дела на руководителей компаний, пользовавшихся услугами по обналичиванию? Ведь, по сути, именно они и есть истинные нарушители закона в части неуплаты налогов…

    — Да, в течение предварительного следствия руководители данных компаний были привлечены к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ. Как правило, все они соглашались с предъявленным обвинением и следствие выделило уголовные дела в отношении руководителей этих компаний в отдельное производство. Пока шло следствие по основному делу — Каруллина, — уголовные дела в отношении руководителей были рассмотрены Нижнекамским городским судом в особом порядке. Руководители фирм-«клиентов» были осуждены, в основном им были назначены наказания в виде штрафов в размере 200 тыс. рублей.

    Скажу больше. Обвинение попыталось использовать приговоры в отношении руководителей фирм-«клиентов» в рамках преюдиции в основном деле. Ведь вступившие в силу обвинительные акты судов по сути подтверждали версию обвинения, что сделки с участием фирм моего подзащитного были фиктивными. Однако мы обжаловали выделение дел в отношении директоров «клиентских фирм» и добились нескольких судебных решений о том, что такое выделение незаконно, поскольку оно неразрывно связано с рассмотрением основного дела и влияет на него.

    1. Имена и фамилии фигурантов дела, а также название компании изменены
    2. Обзор опубликован на сайте ВС РФ (www.vsrf.ru) 23 марта 2011 года