Как разоблачают схемы по обналичке денежных средств, дела по обналичке.

Криминален не сам обнал, а цели, ради которых он осуществлен

Чаще всего обналичивают средства, совершая мнимые сделки. Их участниками — непосредственными или в цепочке — становятся однодневки, предприниматели или простые физические лица. При совершении таких сделок в бюджет не уплачиваются налоги и сборы. Это одна из причин наступления уголовной ответственности по операциям обналичивания. Она установлена статьями 199, 199.1 УК РФ. В скором времени в эти статьи включат уклонение от уплаты страховых взносов. В ряде случаев целью является вывод средств, за счет которых может быть осуществлено взыскание налогов и сборов — это статья 199.2 УК РФ.

Надо сказать, что многие предприниматели не стремятся таким образом заработать. Они просто вынуждены снижать налоги путем обнала. Это обусловлено ситуацией. Если в условиях массового уклонения от уплаты налогов среди конкурентов предприниматель не будет делать то же самое, он не сможет предложить клиенту такую же низкую цену, как конкуренты, и просто вылетит с рынка. К сожалению, снижение налогов в наше время — это часто вопрос выживания самого бизнеса в обмен на возможные уголовные последствия.

Но эти причины не единственные. Например, обналичиваться могут средства, которые получены не совсем законно. Тогда цель обнала не просто уйти от уплаты налогов (это, скорее, побочный «бонус»). Основная задача — скрыть конечного получателя денег. Кроме того, после обналичивания и сами деньги фактически легализуются. Соответственно, в данном случае уже речь идет о другом преступлении. Им может быть, например, мошенничество (ст. 159, 159.4 УК РФ). Ну и сама легализация денежных средств, полученных незаконным путем, является самостоятельным преступлением (ст. 174, 174.1 УК РФ).

В уголовных делах, связанных с обналом, упоминаются и иные преступления, за которые устанавливается ответственность УК РФ. Они не обязательно являются целью деятельности. Но в процессе реализации всей схемы незаконного обналичивания лица не могут избежать и этих преступлений. Например, при документальном оформлении мнимой сделки создаются фиктивные документы. На их основании вносятся данные в бухгалтерский и налоговый учет. А это уже использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ).

Кроме заказчиков обналичивания в схемах участвуют и лица, предоставляющие такие услуги. Они также подпадают под уголовную ответственность. Кроме уже перечисленных преступлений, им в зависимости от конкретной ситуации могут инкриминироваться другие статьи УК РФ. Например, незаконная предпринимательская деятельность (ст. 171 УК РФ). Если для целей обналичивания создается юридическое лицо с использованием подставных лиц (будущая однодневка), то это тоже будет признано преступлением (ст. 173.1 УК РФ). Подчас такие однодневки регистрируют на потерянные паспорта или же в процессе работы используют поддельные доверенности. Это самостоятельный вид преступления (ст. 173.2 УК РФ).

В случае ведения такой деятельности не в одиночку возможна ответственность за организацию преступного сообщества или участие в нем (ст. 210 УК РФ). И, естественно, обнальщикам могут вменить пособничество в уклонении от уплаты налогов (исходя из совокупного прочтения ст. 34 и 199, 199.1 УК РФ).

В последние годы достаточно редко сервис по незаконному обналу предоставляет непосредственно сам банк. Обычно это юридические лица и люди, формально ни с каким банком не связанные напрямую. Но если это делает банк, то к перечню преступлений добавится еще и незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ).

Раскрытием этих преступлений занимаются экономические подразделения полиции (ОЭБиПК, УЭБиПК, ГУЭБиПК). В своей деятельности они руководствуются Федеральным законом от 12.08.95 № 144‑ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Для этого производятся оперативно-розыскные мероприятия, их перечень установлен статьей 6 данного Федерального закона.

Но встречаются случаи, когда доказательственная база собрана ФСБ. Об этом можно найти упоминания в судебной практике. Данная служба выявляет, предупреждает, пресекает и раскрывает преступления при наличии в них признаков организованной преступности и коррупции (ст. 10 Федерального закона от 03.04.95 № 40‑ФЗ «О Федеральной службе безопасности»). И при этом осуществляет те же оперативно-розыскные мероприятия.

Оперативники любят общение с людьми…

Значительная часть оперативно-розыскных мероприятий так или иначе проводится с людьми, располагающими теми или иными сведениями. И задача оперативника — разговорить их.

Опрос. Опрос — основной инструмент оперативной проверки информации о преступлениях. Ни одна схема незаконного обналичивания не обойдется без участия людей. И каждый из них будет обладать той или иной информацией.

Выше уже упомянули, что элементом схем обналичивания, как правило, являются мнимые сделки. В курсе переписки руководителя может быть секретарь или помощник. Они могут услышать часть нужного разговора, быть свидетелем каких-либо встреч. Кроме того, данные по мнимой сделке отражаются в учете. А значит, сотрудники бухгалтерии — как минимум главный бухгалтер — знают, что сделка мнимая. Отсутствие товаров на складе может подтвердить кладовщик. И сами документы кто-то готовит — те же сотрудники бухгалтерии или менеджеры, финансовый директор. Если недостаточно этих людей, есть такие незаметные люди, как обслуживающий персонал. Уборщица может рассказать, что видела на столе директора много разных печатей. Водитель укажет, в каких местах по распоряжению директора он или иное лицо забирали крупные суммы наличных денег.

У каждого из этих людей есть свои проблемы, мысли, страхи, представления о справедливости. От каждого при грамотном подходе можно получить практически всю интересующую полицию информацию. Кроме того, часто информацию выдают сотрудники компаний, по своему простодушию и недостатку знаний даже не подозревающие о том, что они только что рассказали что-то действительно важное для полиции. Подчас такие люди так и остаются с уверенностью, что ничего особенного не сказали.

Уверенность организаторов схем в том, что замешанные в процессе обнала сотрудники будут молчать, ошибочна. Весь мой опыт говорит о том, что молчуны — редкое исключение. И чаще всего это близкие родственники.

Опрос, как и ряд других оперативных мероприятий, полиция вправе проводить гласно или негласно. И не обязательно они будут должным образом документироваться. При гласном опросе оформляется протокол, это всем известная «дача объяснений». Идеальный вариант — писать эти объяснения собственноручно. Но чаще всего объяснения пишутся самим оперативником. А дающий их человек только расписывается. Это порочная практика, потому что в условиях стресса люди невнимательно читают текст. Легко не заметить, что оперативник изменил формулировки, в результате чего смысл исказился. Стоит помнить также о праве не давать объяснений вообще (ст. 51 Конституции РФ).

Но протокол оформляется не всегда. Часто оперативникам важна информация сама по себе. А не документ, где она зафиксирована. С секретаршей руководителя компании в свободное от работы время может «случайно» познакомиться молодой человек. Оперативник. Желая произвести на него хорошее впечатление, девушка невзначай расскажет, что работает в очень крутой компании, что у нее крутой шеф, у которого куча печатей разных компаний в шкафу, а ключ от шкафа он доверяет ей, как очень надежной сотруднице. Это тоже опрос. Но о нем секретарша даже не догадывается, и протоколов нет. Однако информация получена ценная. И на следующий день, проводя уже другое мероприятие, оперативники точно будут знать, где именно лежат интересующие их материалы и как получить к ним доступ.

Наведение справок. Это сбор тех или иных данных. Он может осуществляться в виде запросов в различные учреждения и организации. А достаточно часто проводится как опрос конкретных граждан — в этом случае два мероприятия фактически сливаются. И, так же как опрос, справки можно наводить, не декларируя цели. Под иными предлогами.

Раскрывая схемы обналичивания, оперативники будут собирать информацию о конкретных компаниях и гражданах, которых подозревают в участии. Уточнять данные по сделкам, отдельным событиям и процессам, мероприятиям.

Например, руководитель компании, прибегающей к обналу через мнимые поставки, придумает целую «легенду» о взаимодействии с представителями продавцов-однодневок. Эту «легенду» в ряде случаев опровергнут именно путем наведения различных справок. Оперативники могут прямо запросить производителя о том, производился ли такой товар вообще и куда поставлялся.

Но может не быть прямого запроса. Внезапно появится «недовольный клиент» и напишет рекламацию на товар в адрес производителя, возмущаясь его качеством. Производитель в данном случае в недоумении ответит, что такой партии товара вообще не существовало. «Недоразумение» разрешится. Но оперативники, выступившие в качестве «недовольного клиента», уже получат необходимые им данные. А задокументировать их можно и позднее, направив уже официальный запрос производителю.

Отождествление личности. Это мероприятие представляет собой идентификацию лиц. Например, компанию подозревают в использовании схемы обнала. Известно, что эту компанию часто посещает некая личность, которая представляется «Васей». Наружное наблюдение показало, что «Вася» работает в банке либо регулярно снимает в его кассе крупные суммы. В службе безопасности банка можно узнать, на чье имя предоставлялся паспорт в кассу, когда этот «Вася» снимал деньги. Таким образом, «Вася» превращается в Петрова Петра Петровича, с конкретным номером паспорта. И с этим гражданином уже можно предметно работать, наводить о нем справки и иными способами выяснять его причастность к процессу обналичивания.