Что делать, если банк просит у вкладчика подтверждающие документы

Как реагировать вкладчику на запрос банка подтверждающих документов?

Что делать, если банк просит подтвердить источник происхождения средств на вкладе? Не торопитесь на него обижаться, тем более не нужно бояться таких запросов и спешить закрывать счета. Внимание службы банковского контроля носит законный, вполне миролюбивый, а в большинстве случаев даже формальный характер. На законных основаниях звучит и просьба пояснить экономический смысл некоторых приходных или расходных операций по счетам частных клиентов.

Закон в борьбе с легализацией преступных доходов

Запрашивая подтверждающие документы, банк следует Закону № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», принятому Госдумой 7 августа 2001г. Его нормы вступили в действие на территории РФ более десяти лет назад в начале 2002 года. В народе этот закон называют еще антиотмывочным. В серьезных кредитных учреждениях, конечно, понимают, что большинство людей, которым адресованы их вопросы, не имеют преступных доходов и не связаны с террористами. Но некоторые официальные процедуры применяются ко всем без исключения клиентам для выявления среди них сомнительных. Для справедливости отметим, что у банков нет единого подхода к решению деликатных вопросов с вкладчиками. Внутри каждого учреждения употребляются свои особенные меры, если речь идет о категории подозрительных операций. К единому стандарту приведено лишь фиксирование некоторых крупных операций, которое Законом определяется как обязательный контроль.

Излишним будет объяснять, что банковские операции тех, кто отмывает деньги, абсолютно похожи на действия вполне законопослушных людей. Их вклады, переводы, безналичные покупки или наличные расходы ничем не отличаются от обычных. Поэтому многослойные меры финансового мониторинга позволяют банкирам находить и избавляться от неблагонадежных клиентов. Не только ради сохранения собственной деловой репутации они пытаются исключить «черные» деньги из оборота своего ведомства. Закон защищает права и финансовые интересы всех добропорядочных вкладчиков. Процесс протекает намного эффективнее, когда все стороны (государство, гражданин и его банк) достигают взаимопонимания в вопросах законности происхождения частного капитала.

Приведем известный пример с крупнейшим британским банком BCCI, который когда-то значился шестым банком в мире по величине активов, и через который отмывались преступные деньги много лет. Деятельность BCCI была внезапно прекращена в начале 90-х годов. А ведь среди его многомиллионной армии клиентов в 73-х странах мира подавляющее большинство было ни в чем не повинные люди. Но все они понесли значительные убытки в результате действий недобросовестных банкиров. Или другой пример с Дойче банком, который здравствует и поныне, но однажды чуть не обанкротился. Ему пришлось выплатить Соединенным Штатам более полумиллиарда долларов за содействие американским гражданам в уклонении он налогов. Другими словами немецкие банкиры намеренно «закрывали глаза» на операции некоторых своих клиентов.

Для любого правового государства сегодня актуальной остается проблема борьбы с коррупцией, финансированием терроризма, отмыванием денег наркодельцов и других преступников. В этом Россия, как член мирового сообщества, следует рекомендациям компетентных международных организаций. Крупнейшей из таких является FATF (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), членом которой Российская Федерация является с 2003 года. Её участники просто обязаны не только принимать на своей территории антиотмывочные законы, но и строго следовать им. Из других уважаемых межнациональных организаций, с которыми сотрудничает наша страна, можно назвать Парламент Европы, сеть по борьбе с финансовыми преступлениями США, группу по борьбе с отмыванием денег в Великобритании и Швейцарии. За основу Российского Закона 115-ФЗ приняты нормы и рецепты именно этих почтенных ведомств.

Обратим внимание, что Закон по борьбе с легализацией совсем непрост для понимания даже юристам и банковским специалистам, не говоря уже о простых людях. Существует множество других нормативов, неоднократно разъясняющих действие некоторых его положений. Однако, законопослушные граждане должны понимать основную цель, преследуемую 115-ФЗ: организация мер по противодействию отмыванию и предупреждение легализации преступных доходов. Если в двух словах пересказать Федеральный закон, то банки обязаны анализировать операции своих клиентов, запрашивать документы, поясняющие их экономический смысл и при наличии достаточных оснований (в том числе отказ клиентов предоставить пояснения) предпринимать другие меры в рамках ФЗ.

Вопреки распространенному мнению российских граждан, что банки в вопросах легализации сотрудничают с налоговой инспекцией, все же за мерами против отмывания «черных» денег наблюдают совсем другие государственные организации: Федеральная служба по финансовому мониторингу и его уполномоченный орган — Банк России. Согласно иному Закону о тайне вклада, а также Закону о банках и банковской деятельности, сведения об операциях клиентов никогда не передаются в ИФНС. Банки могут лишь засвидетельствовать налоговикам факт наличия в кредитной организации счета физического или юридического лица. Поэтому неверно думать, что информацию о величине вклада, размерах и содержанию финансовых операций или конфиденциальные документы будут доведены до сведения налоговых органов. Банки самостоятельно анализируют движения клиентских финансов. Хотя во всем мире неуплата налогов и квалифицируется как экономическое преступление, но все же Закон 115-ФЗ лишь противодействует получению и отмыванию преступных доходов. Банки не контролируют налоги, как это делают фискальные органы, и не выносят решений о виновности лиц, скрывающих свои истинные доходы, как это делают правоохранительные органы. Кредитно-финансовым учреждениям в этой системе отведена совсем другая роль заградительного щита, осложняющего жизнь преступным деньгам.

Требования Федерального Закона распространяются не только на банки, но и на другие организации, совершающие операции с денежными средствами и иным имуществом. Например, деятельность ломбардов, почты, брокерских и букмекерских контор, управляющих ценными бумагами компаний, агентов по приему платежей, агентств по недвижимости, страховых компаний и даже казино тоже регулируется противолегализационным Законом. И эти учреждения контролируют операции своих клиентов и сотрудничают с ФСФМ. Правда, за антиотмывочными действиями именно банков ведется более жесткий надзор со стороны Центробанка. В этом смысле государственный регулятор заставляет своих подопечных не только вести наблюдения за некоторыми операциям клиентов, выявлять среди них сомнительные, но и избавляться от неблагонадежных лиц, если они таковыми были признаны в результате внутреннего расследования. Ненадлежащее исполнение требований ЦБ карается не только крупными штрафами в адрес должностных лиц кредитных учреждений, но и отзывом банковских лицензий, как это уже случалось неоднократно.

Основные принципы, оправдывающие «любопытство» банков к доходам своих клиентов, изложены в небезызвестном письме ЦБ № 92-Т, опубликованном еще в 2005 году. В нем изложены обязательные для исполнения рекомендации Центробанка применять внутри каждой кредитной организации так называемую политику «Знай своего клиента». Изложенные в нем тезисы обосновывают мониторинг клиентских финансов, как необходимый элемент управления правовыми банковскими рисками и риском потери деловой репутации.

Стоит заметить, что вокруг запросов подтверждающих документов в рамках антиотмывочного закона имеется ряд домыслов и даже недовольств со стороны вкладчиков. Происходит это по многим причинам. Одной из них назовем необходимость не разглашать конкретные меры, принимаемые банками. Абсолютная конфиденциальность мероприятий прямо диктуется все тем же Законом. Однако, со слов банковских клерков, большинство клиентов все же с пониманием относятся к вопросам соблюдения законодательства и предоставляют необходимые документы на запрос о правомерности источника их дохода. Тем более что квалифицированные банковские менеджеры, не желая терять хороших клиентов, идут на контакт с заинтересованными лицами категории VIP, дают грамотные консультации в приватных беседах, не нарушая правил.

Много недопониманий вызывают банковские запросы в адрес граждан, чьи операции намного меньше суммы 600 тысяч рублей, которая озвучена в ст. 6 Закона 115-ФЗ. Дело в том, что в шестой статье речь ведется лишь о мерах обязательного контроля. А в ст.7 уже появляются такие понятия, как необычный или запутанный характер сделки, смысл которых «дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных ФЗ». Бывает, что контрагент клиента при списании или зачислении небольших денег попал под подозрение банка. Минимальная сумма необычных операций (в отличие от размера при обязательном контроле) уже не регламентируется. Поэтому банки оставляют за собой право предварительно квалифицировать определенные сделки как сомнительные до начала расследования.

Критерии сомнительности определяются на основании рекомендаций уполномоченных органов от государства и закрепляются во внутренних правилах (пункт 2 статьи 7 Закона). Поскольку правила внутреннего контроля пишутся банками самостоятельно, то их содержание и нормы несколько различаются друг от друга. Возможно, поэтому схожие клиентские операции в одной кредитной организации вызывают вопросы, а в другой нет. Та же седьмая статья дает банкам право запрашивать у клиентов дополнительную информацию и документально ее фиксировать. За строгим соблюдением внутренних правил следит государственный регулятор в лице ЦБ.

Если говорить о крайних мерах, к которым банкиры иногда прибегают в результате расследования и мониторинга клиентских операций, то назовем несколько самых распространенных. Например, временная блокировка расходных операций по счету до выяснения обстоятельств. При этом зачисления на счет происходят в обычном режиме. Или такая мера, как приостановка использования дистанционной системы интернет-банкинг, когда клиент вынужден самостоятельно приходить в банк и делать письменные распоряжения на управление счетом. Такие жесткие мероприятия осуществляются в том случае, когда невозможно определить законный источник дохода или расследование подтвердило сомнения в подозрительности клиентских операций. Но чаще всего так случается, когда клиент без объяснения причин просто отказывает банку предоставить необходимые документы. Кстати, в этом случае в тарифах некоторых учреждений предусмотрены даже санкции в виде денежных штрафов. Поскольку у банка нет законных оснований «указать на дверь», то он всячески пытается избавиться от клиента другими «тихими» методами.

Как вкладчику реагировать

Вообще, говоря о нежелании клиентов идти на взаимный диалог с банком в вопросах происхождения собственных средств, можно напомнить, что нынче любой договор банковского счета (вклада) включает в себя условие о предоставлении подтверждающих документов. И клиент, подписывая договор, соглашается выполнять и этот пункт. Однако некоторые граждане в нужный момент оставляют за собой право по-своему трактовать свои права и обязанности перед банком и законом. Не говоря уже о том, что редко кто полностью и досконально читает письменные соглашения, тем более договор вклада.

К особенностям контроля операций по депозитам частных лиц отнесем мониторинг взносов вкладчиков в крупных или небольших размерах, если это регулярные пополнения, каждое из которых даже меньше 600 тысяч рублей. Вопросы могут вызвать как наличные, так и безналичные поступления. В этом случае банк интересует источник происхождения сбережений, чтобы исключить нелегальные «черные» деньги. Чтобы понять правовой статус денежных средств, могут быть рассмотрены, например, клиентские документы, подтверждающие получение зарплаты, дивиденды от коммерческой деятельности или договоры купли-продажи имущества. Естественно, что размер дохода, указанный в документах, должен соответствовать размеру банковских операций в общем объеме.

Если вкладчик получает заработную плату, то в качестве подтверждающего документа могут быть предоставлены справки 2НДФЛ. Предприниматели могут принести годовые налоговые декларации в виде 3НДФЛ. Иногда, чтобы проверить правомочность деклараций дополнительно банки просят платежные документы о переводе в бюджет налогов (на дивиденды, продажу ценных бумаг, ЕНВД или др.), если они были самостоятельно оплачены из другой кредитной организации физическим лицом или предпринимателем. Очень часто граждане размещают на депозите денежные средства от продажи собственной (или принадлежащей близкому родственнику) недвижимости. В этом случае источник средств может быть проверен через договор купли-продажи квартиры. Возможно, придется подтвердить и близкое родство с человеком, указанным как продавец. Подойдут и договоры дарения, если такие имеют место быть. Естественно, что все бумажные копии должны быть заверены живой подписью клиента, подтверждающей подлинность документа.

Если владелец счета часто расходует довольно крупные суммы (снимает наличные или переводит в пользу третьих лиц), то у него могут попросить объяснить экономическую целесообразность таких операций. В этом случае, возможно, написать простое письмо, где клиент коротко пояснит крупные семейные расходы при наличии известной деловой репутации состоятельного человека. Бывает, что расходы связаны с расширением бизнеса, выдачей или возвратом займа или открытием вклада в другом кредитном учреждении. К этим операциям тоже можно приложить документы, помимо пояснения в простой письменной форме.

Также посоветуем вкладчикам воспользоваться устными разъяснениями своих действий уполномоченному от банка лицу, если такая возможность допускается. В доверительной беседе менеджер подскажет конкретный набор подтверждающих документов, если ему станет понятно, что клиент не скрывает свои истинные намерения и владеет вполне честным доходом. Обычно после таких искренних собеседований банк больше никогда клиента не тревожит запросами, считая, что достаточно его знает и уже имеет доказательства безупречной финансовой репутации.

Зарубежная банковская практика

Если кому-то кажется, что российские банки слишком придираются к своим клиентам, то приведем в пример законодательство США, где обязательному контролю в борьбе с легализацией подвергаются наличные и безналичные операции свыше 10 тысяч долларов. А это уже в два раза меньше, чем прописано в российском законе. К тому же, американское законодательство просто обязывает и юридические, и гражданские лица отчитываться перед государством о некоторых операциях более 10 000 долларов США. Пороговое значение для контроля в европейских странах определено размером всего 8 000 Евро, что тоже намного меньше наших 600 000 рублей.

Пожалуй, особенностью зарубежной банковской практики в противодействии преступным доходам назовем более тщательную, чем у нас, проверку клиента на входе. То есть, еще до открытия банковского счета проверяется возможная причастность гражданина к преступным сообществам или исключаются подозрения в явном уклонении от уплаты налогов. И уж тем более повышенному вниманию подвергается изучение источника частного капитала. Даже партнерские связи потенциального вкладчика изучаются службой банковской безопасности.

И здесь, чем солиднее банк, тем серьезнее проверка. Не исключение и надежные швейцарские банки. Они-то могут запросить даже такой экзотический документ, как квитанцию о квартплате, не говоря уже об обычных в таких случаях платежках по уплате налогов или бизнес договоров с контрагентами потенциального клиента. Если он «не понравился» банкирам или источник дохода невозможно проверить, то человеку никогда не отказывают напрямую. Его просто доводят запросами дополнительных документов до того состояния, когда вкладчик сам отказывается от своих намерений.

Справедливости ради заметим, что российский Федеральный закон много и жестко требует от банков в части соблюдения контрольных функций, однако оставляет за их клиентами право хранить свои финансовые тайны и не отвечать на запросы. Впрочем, каждый гражданин по-разному решает для себя дилемму: насколько глубоки его секреты, соответствуют ли они букве закона и продолжать ли сотрудничество с «любопытным» банком. Сами банкиры признаются, что не все вкладчики охотно идут на контакт по щекотливым вопросам происхождения капитала, даже если это вполне легальные доходы с оплаченным налогом. Но и среди крупных состоятельных бизнесменов все больше находится людей, которые с пониманием относятся к необходимости адекватных мер, направленных против легализации преступных доходов.

Оксана Лукьянец, эксперт сайта vkladvbanke.ru
10.01.2013