ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ» И «НАЛОГОВАЯ НАГРУЗКА»: ВЗАИМОСВЯЗЬ КАТЕГОРИЙ, РОСТОВСКИЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

Анализ хозяйственной деятельности любой организации всегда включает в себя анализ налогового бремени, возложенного на нее. Это необходимо для построения оптимальной системы налогового менеджмента и принятия эффективных управленческих решение с целью оптимизации, иначе говоря, минимизация налоговых платежей. Процесс оптимизации налогообложения состоит из комплекса специальных действий налогоплательщика, первичным из которых является расчет налоговой нагрузки. По мнению налоговых органов России, налоговая нагрузка рассчитывается как соотношение суммы уплаченных налогов по данным отчетности налоговых органов и оборота (выручки) организаций по данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата).

Параллельно с расчетом налоговой нагрузки важное практическое значение на сегодняшний день приобретает процесс ее оптимизации – т.е. осуществление специальных действий, направленных на ее законное снижение. Важность и значимость этого явления для организации сложно переоценить, поскольку максимизация прибыли, в том числе посредством сокращения налоговых выплат в бюджет и внебюджетные фонды, — конечная цель любой организации. В то же время для страны оптимизация налогообложения – повышение уровня собираемости налогов, что также является ведущей целью существования налоговых органов.

«ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ» И «НАЛОГОВАЯ НАГРУЗКА»: ВЗАИМОСВЯЗЬ КАТЕГОРИЙ.

Алтухов Александр Валерьевич,

ЮРИУ – филиала РАНХиГС при Президенте РФ,

Магистрант кафедры Налогообложение и бухгалтерский учет

«OPTIMIZATION OF TAXATION» AND «TAX BURDEN»: THE RELATIONSHIP CATEGORIES.

Altukhov Alexander V.,

South-Russian Institute of Management —

a branch of the Russian Academy of National

Economy and Public Administration under

the President of the Russian Federation

Анализ хозяйственной деятельности любой организации всегда включает в себя анализ налогового бремени, возложенного на нее. Это необходимо для построения оптимальной системы налогового менеджмента и принятия эффективных управленческих решение с целью оптимизации, иначе говоря, минимизация налоговых платежей. Процесс оптимизации налогообложения состоит из комплекса специальных действий налогоплательщика, первичным из которых является расчет налоговой нагрузки. По мнению налоговых органов России, налоговая нагрузка рассчитывается как соотношение суммы уплаченных налогов по данным отчетности налоговых органов и оборота (выручки) организаций по данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата).

Параллельно с расчетом налоговой нагрузки важное практическое значение на сегодняшний день приобретает процесс ее оптимизации – т.е. осуществление специальных действий, направленных на ее законное снижение. Важность и значимость этого явления для организации сложно переоценить, поскольку максимизация прибыли, в том числе посредством сокращения налоговых выплат в бюджет и внебюджетные фонды, — конечная цель любой организации. В то же время для страны оптимизация налогообложения – повышение уровня собираемости налогов, что также является ведущей целью существования налоговых органов.

Ключевые слова: Налоги, налогообложение, налоговая нагрузка, оптимизация, доходы, оборот, выручка, предприятие, отчетность.

«Налоги – это плата за возможность жить в цивилизованном обществе» — именно это гласит надпись на фасаде Службы внутренних доходов США (англ. Internal Revenue Service) [1]. Однако, не смотря на это, большинство налогоплательщиков склоны расценивать налоги как «потери» из собственных доходов. Потому любое государство стремится воздействовать на граждан мыслью о том, что налоги оплачивают создание общественных благ, регулируют денежные потоки, обеспечивают финансовое единство страны. Таким образом, у налогоплательщика возникает обязанность по уплате установленных налогов и сборов, которую можно оценить экономической дефиницией «налоговая нагрузка». Она непосредственно влияет на конечный финансовый результат налогоплательщика и на принятие административных решений [2].

Первые фундаментальные исследования оптимизации налогообложения были проведены в 70-80-х годах прошлого столетия одновременно в США, Великобритании и Франции. В рамках изучения большого раздела «Tax avoidance» (избежание налога) в этот период выделилось отдельное понятие «Tax optimization» (оптимизация налогообложения). Особый интерес и отклик получила работа конца прошлого века «Уклонение от уплаты налогов и оптимальное налогообложение товаров» Кремера, Хельмуца и Гахвари, которая была написана в университете города Упсала, Швеция. Это исследование вывело мысль о том, что оптимизация налогообложения – это, в первую очередь, экономическое явление, которое стоит рассматривать в рамках финансового менеджмента.

После распада СССР, страны бывшего социалистического лагеря, обретя экономическую независимость и рыночную экономику, тоже столкнулись с процессом законного уклонения от уплаты налогов. В России одним из первых этот вопрос в середине 90-х годов прошлого столетия исследовал В.А. Брызгалин. Он первым выстроил и обосновал теорию о пределах налоговой оптимизации. В этот же период были изданы работы С.В. Жесткова, В.А. Кашина, Б.А. Рагозина, которые затрагивали отдельные общие элементы процесса оптимизации налогообложения.

Литовский экономист Н.Р. Тупанчески, занимаясь исследованием этого вопроса в начале 2000-х годов, рассматривает налоговую оптимизацию как частный случай избежания налогов. Он одним из первых дает определение, которое на сегодняшний день считается базовым: оптимизация налогообложения – это «сознательное и намеренное использование ситуации, не предусмотренной законодательными постановлениями, с целью избежания или снижения налогообложения» [3].

На сегодняшний день актуальны исследования, проводимые ученым экономистами А. Сандмо (Norwegian School of Economics and Business Administration) и Б. Торглером (Universitat Basel Zur Erlangung der Wurde). Независимо друг от друга они исследуют страны, в которых законодательно закреплена возможность законного снижения налогового бремени и выводят общие принципы и функции налоговой оптимизации.

Все научные разработки современных ученых сводятся к базовому разделению: незаконное уклонение от налогообложения и, как самостоятельный подвид, оптимизация налогообложения. Первое понятие представляет собой нарушение действующего законодательства и, как следствие, преследуется правоохранительными органами. Вторая система предполагает использование законных методов минимизации налогового бремени. Еще в 1935г. американское прецедентное право сформулировало основной принцип, на котором основана подобная «легальная» налоговая оптимизация: «право налогоплательщика избегать налогов с использованием всех разрешенных законом средств никем не может быть оспорено» [4]. Между этими двумя сферами расположена так называемая «серая зона», в которой часто проявляется власть некоторых крупных компаний – неформальные отношения с налоговыми органами. Предельным случаем этого процесса является политическое давление (лоббирование интересов) крупного бизнеса на формирование налоговой политики.

Следует также различать ретроспективную и перспективную налоговую оптимизацию. Первая осуществляется уже после уплаты налогов – например, путем использования возникающих возможностей возврата налоговых платежей. Например, по НДС у государств во многих случаях возникает задолженность перед предприятиями. Как правило, в этом случае НДС возмещается налогоплательщику – напрямую, или в форме уменьшения налоговой базы при обложении прибыли, или в форме уменьшения будущих налоговых платежей по другим налогам. Помимо этого, в некоторых случаях убытки от основного вида деятельности можно переносить в виде вычета на доходы, полученные в предшествующие годы (в Канаде – на 3 года, в Германии – 2 года, Японии – 1 год, США – 3 года, Великобритании – 3 года).

Однако более пристальному вниманию подлежит перспективная налоговая оптимизация, которая направлена на уменьшение будущих расходов по налоговым платежам. Можно выделить целый ряд направлений перспективной налоговой оптимизации. Инструменты оптимизации отличаются от типа налога – например, определенной спецификацией обладают методы оптимизации НДС.

На сегодняшний день в мировой практике выведены судебные доктрины, которые призваны помочь разобраться судам с какой целью применяется хозяйственная операция.

1.Доктрина «существо над формой» (equity above the form). В основе этой юридической концепции лежит мысль о том, что юридические последствия должны в большей степени определяться существом, а не формой, в которую они облачены. Таким образом, определяющее значение при рассмотрении вопроса об уплате или неуплате налогов имеет характер отношений, фактически сложившийся между сторонами, а не название договора. В зависимости от правовой системы страны, это правило может быть основано как на писаном законе, так и на судебном прецеденте. Для Европейского союза (ЕС) чрезвычайно важным прецедентом в этой области является дело Halifax v. Commissioners, решенное Европейским Судом в 2006 году [5].

Вслед за США, Англией и другими европейскими странами доктрину приоритета существо над формой подхватили страны Азиатского региона. В частности, в Китае она находит отражение в Циркуляре от 2009 г. № 601 [6]. В Японии также активно применяется практика главенства сути хозяйственной операции. В Индии, напротив, было зафиксировано несколько прецедентов, которые поддерживают приоритет формы над существом. Однако стоит отметить, что национальное законодательство Индии, как и многих других стран этого региона, претерпевает кардинальные изменения: планируются поправки, устанавливающие концепцию противодействия налоговым злоупотреблениям, кроме того, изменится законодательство о компаниях, где будет закреплена концепция бенефициарного владельца.

  1. Доктрина «деловая цель» (business purpose). Суть доктрины заключается в том, что при не достижении деловой цели, сделка с благоприятными налоговыми последствиями подлежит переквалификации. В США это правило получило несколько иное наименование: «содержание превыше формы» (substance over form). Как известно, США — страна общего права, и потому это правило утвердилось в качестве судебной доктриной, иными словами оно базируется на прецеденте. Впервые правило было четко сформулировано Верховным судом США в 1921 году [7]. Так, Кодекс внутренних доходов США, устанавливает: если одни лица прямо или косвенно контролируют несколько организаций, налоговые власти вправе перераспределить между этими организациями их налогооблагаемый доход, налоговые вычеты и т.д. с целью предотвращения уклонения от уплаты налогов.

В европейских странах континентального права также действуют правила, целью которых является борьба с налоговыми злоупотреблениями. Но в соответствии с типом правовой системы, эти правила имеют форму писаных законов. Например, налоговое законодательство Германии содержит следующее положение: «Налоговое законодательство не может быть обойдено посредством злоупотреблений с использованием правовых конструкций» [8]. Стоит отметить, что правовое содержание понятия «злоупотребление» все равно определяется фактической судебной практикой. С 1 января 2008 года эта статья имеет новую редакцию. Она, в частности, предоставляет налогоплательщику право представлять доказательства о том, что спорная схема имеет деловую цель, и в этом случае общее правило против злоупотреблений не применяется.

Действующим на данный момент законодательством России отмечается, что под способом (или методом) оптимизации налогообложения понимаются действия налогоплательщика, направленные на уменьшение налоговой базы по одному или нескольким налогам на законных основаниях, механизм реализации которых прямо законом не предусмотрен, а имплицитно содержится в п. 7 ст. 3 НК РФ [9].

Исследование оптимизации налогообложения, как самостоятельного научного явления, связывают с выделением из финансового менеджмента отдельного направления – налогового менеджмента. Оно, в свою очередь, послужило основой не только управления налоговыми потоками организации, но и вывело идею по возможному изменению структуры налогов.

На сегодняшний день выработано несколько ключевых подходов к раскрытию понятия «оптимизация налогообложения», которые с разных аспектов трактуют сущность этого явления (рис. 1) [10].

Таким образом, непосредственной целью оптимизации налогообложения является снижение размера уровня налоговой нагрузки (налогового бремени). Стремление к такому результату основано на активных действия налогоплательщика, воздействующего на свои «исходящие» налоговые потоки. Несмотря на очевидность цели процесса налоговой оптимизации в научной среде остается открытым вопрос: является ли уменьшение налогов единственным результатом, на которое она направлена.

Рис. 1. «Оптимизация налогообложения» — подходы к трактовке понятия

Анализ теоретических основ понятия налоговая оптимизация позволяет сделать вывод о неоднозначности толкования данной дефиниции различными авторами (табл. 1) [11].

Сравнительный анализ толкования понятия «налоговая оптимизация»

Уменьшение размера налоговых обязательств посредством целенаправленных правомерных действий налогоплательщика, включающих в себя полное использование всех предоставленных законодательством льгот, налоговых освобождений и других законных приемов и способов

Представленные определения позволяют обозначить различные признаки данного явления, к которым относится: деятельность, комплексность, целевая направленность, правомерность, использование специальных методик и способов.

Явление налоговой оптимизации обладает рядом схожих черт с налоговым правонарушением и рядом признаков, которые при этом их существенно различают. Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что они являются осознанными волевыми действиями налогоплательщиков Налоговая оптимизация, по мнению большинства ученых, — это всегда осознанное и целенаправленное поведение налогоплательщика в рамках закона, которое своей целью ставит уменьшение размера налоговых обязательств. Налоговое правонарушение, в свою очередь, — это виновное деяние, которое совершается в форме умысла или неосторожности налогоплательщика. В первую очередь, виновность, являющаяся обязательным признаком налогового правонарушения, применима только в противоправных действиях. С другой стороны, налоговое правонарушение может совершаться с различной степенью осознания общественной вредности и противоправности. Можно сказать, что деятельность по оптимизации совершается также умышленно. Однако налоговые правонарушения, когда лицо не осознает общественную вредность и противоправность, могут быть совершены и с неосторожной формой вины [12].

К ключевым признакам отличия также можно отнести противоправность, т.е. прямое нарушение налогового законодательства. Критерий противоправности в юридической литературе называют главным (а в некоторых источниках — единственным) основанием отграничения налоговых правонарушений от налоговой оптимизации. Вместе с тем этот критерий является наиболее спорным и порождает большое количество точек зрения. В современной литературе этот вопрос вытекает из проблемы предела оптимизации налогообложения.

Распространенной формой оптимизации налогообложения сегодня является использование прав. В специальной литературе подчеркивается, что граница дозволенности в реализации права лежит как в объективированной (использование права не должно причинять вред другим субъектам правоотношений), так и в субъективной (использование права должно быть добросовестным) плоскости [13].

Существенное для налогоплательщика отличие оптимизации от правонарушения – это ненаказуемость. Поскольку оптимизация, точнее ее методы, предусматриваются законом, за них невозможно привлечь к ответственности. Не будет являться налоговой оптимизацией деятельность хотя и не наказуемая, но нарушающая налоговое законодательство. Ярким примером тому является установление до принятия НК РФ обязанностей налогового агента – по формированию источников доходов иностранных организаций и отсутствие ответственности за не перечисление налога на прибыль [14].

Процесс оптимизации налогообложения базируется на определении налогового бремени, воздействующего на организацию. На сегодняшний день в специальной экономической литературе можно проследить различные точки зрения на понятие «налоговая нагрузка» и «налоговое бремя». Так, например, ученый-экономист О.В. Мандрощенко, указывает на то, что налоговая нагрузка является мерой, некой степенью, уровня «экономических ограничений, создаваемых отчислением средств на уплату налогов, отвлечением их от других возможных направлений использования» [15].

Иной, более практикоориентированный подход к определению понятия дает другой видный отечественный экономист С.В. Барулин. Он считает, что налоговая нагрузка выступает в качестве инструмента управления производственными и иными экономическими процессами [16]. Эта точка зрения была сформулирована исходя из регулятивной функции налога, принимаемой рядом экономистов в качестве ведущей. Вместе с тем стоит отметить, что подобная оценка понятия в большей степени близка представителям финансового менеджмента.

В упрощенной форме изложил свою трактовку ученый В.Н. Лисица. Он считает, что налоговое бремя — это совокупный объем денежных средств, уплачиваемый хозяйствующим субъектом в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды в качестве налогов по итогам отчетного периода [17].

Стоит также выделить несколько обобщающих определений, которые раскрывают роль налогового бремени в экономике организации и страны. Так, по мнению А.В. Брызгалина, налоговая нагрузка – есть не что иное, как обобщающий показатель, который характеризует роль налогов в жизни общества. Он определяется как отношение общей суммы налоговых сборов к совокупному национальному продукту [18]. Схожее мнение выражает и другой российский ученый — В.Г. Пансков. В качестве показателя налоговой нагрузки, по его мнению, следует использовать показатель отношения суммы уплачиваемых в стране налогов к ВВП [19].

Интересна точка зрения ученого-экономиста О.В. Гордеева, который определяет налоговую нагрузку как обобщенный показатель, характеризующий роль налогов в жизни общества. По его мнению, он определяется как отношение общей суммы налоговых сборов в стране к совокупному национальному продукту. Таким образом, налоговое бремя репрезентативно отражает ту часть произведенного обществом продукта, который перераспределяется посредством бюджетных механизмов [20].

В зарубежной экономической литературе преобладает концепция, согласно которой налоговая нагрузка выступает мерой экономических ограничений, образованной посредством перечисления средств на уплату налогов и сборов. В этой связи в большей степени делается акцент на фискальную функцию налогов, которая заключается в пополнении бюджетов страны различных уровней [21].

Каждое из представленных мнений имеет свой экономический смысл и основывается на выделении различных аналитических количественных измерителях, взятых исходной точкой. Так, многообразие взглядов порождает многогранность восприятия этого явления налогоплательщиками, налоговыми органами, государством. В результате, для проводимого исследования взята точка зрения, согласна которой налоговая нагрузка (налоговое бремя) – совокупный объем денежных средств, перечисляемых в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды страны в соотношении с прибылью организации. Это определение, в рамках дипломного проекта, обобщает изученные мнения отечественных и зарубежных ученых-экономистов и практиков. Вместе с тем, оно позволяет проследить и взаимосвязать влияние налоговой нагрузки на оптимизацию налогообложения в организации. Стоит также отметить, что такое четкое количественное (процентное) измерение налогового бремени позволит точнее определить возможные налоговые риски и степень их влияния на итоговый финансовый результат. Такой практикоориентированный подход, связанный с налоговым менеджментом организации, позволяет выстроить модели минимизации и оптимизации налоговых расходов.

Сложившийся мировой опыт подсчета и определения оптимальной налоговой нагрузки в стране свидетельствует о том, что эффективный размер налоговых изъятий должен составлять 30-40% от совокупного дохода. Долгое время господствовала парадоксальная точка зрения об отсутствии прямой зависимости между наполнением бюджета и ставками существующих налогов, т.е. налоговым бременем. Так, еще в XIV в. видный арабский историк, философ и мыслитель Абдуррахман ибн Халдун писал в своем трактате «Мукаддима»: «в период расцвета династии налоги приносят большие доходы при малых поборах, а в период ее заката – малые доходы при высоких поборах» [22]. Такая обратная зависимость считалась странной и вызывала непонимание, а, следовательно, мешала выстроить грамотную бюджетную и налоговую политику, которая бы способствовала оптимальному наполнению бюджета страны.

Много позже в 70-х годах XX века ученый Артур Лаффер на основании накопленного опыта и наблюдений за поведением налогоплательщиков сформулировал свою теорию, наглядно отраженную на графике. Так, он определил, что изменение налоговых ставок влечет двойной эффект на налоговые поступления: арифметический и экономический. Первый заключается в простой зависимости: при снижении налоговых ставок налоговые поступления пропорционально снижаются. То же происходи и в обратном случае: повышение налоговых ставок приводит к пропорциональному повышению налоговых поступлений. Вместе с тем, экономический эффект такого изменения ставок вносит свои коррективы – заставляя налогоплательщиков, в целях сокрытия реальных доходов, скрывать свои сбережения от налоговых органов страны. Кривая Лаффера отражает зависимость между налоговыми поступлениями и динамикой налоговых ставок (рис. 2) [23]. Концепция кривой подразумевает наличие оптимального уровня налогообложения, при котором налоговые поступления достигают максимума.

Варьирование оптимальной ставки налоговой нагрузки в разных странах – неодинаково. Прежде всего, поддержкой уровня собираемости налогов выступает мощная система социального обеспечения. Так в развитых странах Европы, где налоговая нагрузка может составлять 60-70%, социальные гарантии обеспечивают наполнение бюджета страны посредством налогов. Прослеживается и обратная ситуация в странах, где такая поддержка не оказывается.

Рис.2. Кривая Лаффера

Поскольку предприниматели не вправе самостоятельно выбирать налоги и размер их уплаты, так как все это законодательно закреплено, а также существуют органы контроля, в компетенцию которых входит надзор за надлежащим исполнением налогового законодательства, бизнес сообществу остается только искать пути обхода этих законов. Это естественное стремление снизить налоговое бремя послужило причиной возникновения такого явление, как оптимизация налогообложения.

Таким образом, проведенный комплексный анализ понятий налоговая нагрузка и оптимизация налогообложения позволяет говорить о значительной степени изученности этих явлений как отечественными, так и зарубежными учеными-экономистами и практиками. На сегодняшний день теоретически четко определена зависимость определения и расчета налоговой нагрузки как основы действий по налоговой оптимизации в процессе осуществления налогового планирования.

  1. Налоговое управление США (англ. Internal Revenue Service) — государственный орган Федерального правительства Соединённых Штатов Америки, который занимается сбором налогов и контролирует соблюдение законодательства о налогообложении // http://wiki-linki.ru/ [Электронный ресурс] (дата обращения 14.10.2016).
  2. Барташевич С.В. Налоговое бремя как правовая категория / С.В. Барташевич // Налоги и налогообложение. 2010. № 6. С. 37.
  3. Тупанчески Н.Р. Уклонение от уплаты налогов в сравнительном праве / Под ред. проф. В.С. Комисарова. М. ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 111.
  4. Брызгалин А.В. Берник В.Р. Головкин А.Н. Налоговая оптимизация. – М. Налоги и финансовое право, 2002. С. 272.
  5. Halifax plc — это крупная британская банковская организация. Банк, в результате использования цепочки дочерних компаний с полностью прозрачной схемой уплаты НДС, воспользовался правом возврата налога, но по решению Европейского суда ему было отказано// Будылин С.Л. Обоснована ли налоговая выгода? Доктрина деловой цели в налоговом праве России и зарубежных стран//http://www.arbitr.ru/ [Электронный ресурс] (дата обращения 14.10.2016).
  6. Фатхутдинов Р.С. Существо и форма в налоговых отношениях // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. № 9. 2012. С. 31.
  7. Будылин С.Л. Обоснована ли налоговая выгода? Доктрина деловой цели в налоговом праве России и зарубежных стран//http://www.arbitr.ru/ [Электронный ресурс] (дата обращения 14.10.2016).
  8. Суворов Е. Налоговая выгода в России и в мире // Российская правовая газета «ЭЖ-ЮРИСТ». № 44. 2010. С. 25.
  9. Налоговый кодекс Российской Федерации, части первая и вторая // СПС «КонсультантПлюс» // www.consultant.ru [Электронный ресурс] (дата обращения 14.10.2016).
  10. Разработано автором.
  11. Составлена автором.
  12. Слесаренко В. Методика оптимизации налогообложения// www.public-optimiz.ru [Электронный ресурс] (дата обращения 14.10.2016).
  13. Гаджиев Г.А. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. № 7. С. 54 – 62.
  14. Юстус О.И. Финансово-правовая ответственность налогоплательщиков-организаций: дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 69.
  15. Мандрощенко О.В. Подходы к оценке определения оптимальной налоговой нагрузки субъекта предпринимательской деятельности / О.В. Мандрощенко // Международный бухгалтерский учет. 2012. № 28. С. 51.
  16. Барулин С.В. Налоговый менеджмент: учебное пособие / С.В. Барулин, Е.А. Ермакова, В.В. Степаненко. – М. Омега-Л, 2010. – С. 48.
  17. Лисица В.Н. Особые экономические зоны в Российской Федерации / В.Н. Лисица. – Новосибирск: РИФ-Новосибирск, 2010. – С. 183.
  18. Брызгалин А.В. Налоговая оптимизация: принципы, методы, рекомендации, арбитражная практика / А.В. Брызгалин, В.Р. Берник, А.Н. Головкин. – М. Деловой двор, 2010. – С. 18.
  19. Пансков В.Г. Налоги и налогообложение: учебник / В.Г. Пансков, В.Г. Князев. – М. Омега-Л, 2010. – С. 17.
  20. Гордеева О.В. Дополнительная налоговая нагрузка / О.В. Гордеева // Налоги. 2013. № 2. С. 45.
  21. Арсеньева В.А. Налоговая нагрузка: выбор эффективной методики оценки в современных условиях / В.А. Арсеньева // Материалы международной научно-практической конференции «Социально-экономические аспекты развития современного государства» (Саратов, 9 февраля 2010 г.) – в 3-х частях – ч.1 / Отв.ред. Л.А. Тягунова. – Саратов: ИЦ «Наука», 2010.
  22. Экономическая теория: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / ред. И. П. Николаева. — М. ЮНИТИ-ДАНА, 2013. – С. 101.
  23. Макроэкономика. Теория и российская практика: учебник / кол. авт.; под ред. А.Г. Грязновой. Финансовая академия при Правительстве РФ. – 6-е изд. испр. и доп. – М.:КНОРУС. — 2006. — С.250.

Поделиться ссылкой: