На сайте Центробанка (ЦБ) почти ежедневно появляется пугающая информация о том, что тот или иной банк оштрафован за нарушение законодательства о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма

Подборки из журналов Банкиру

  • » rel=»nofollow»>

Подробности Категория: Подборки из журналов банкиру Опубликовано: 16.06.2013 00:00

Оказывается, все не так драматично, как может показаться. Большинство нарушений носят технический характер.

По статистике в прошлом году взысканию подверглись 207 банков за 391 нарушение. Чаще всего − 75 раз — такие меры применялись в отношении Сбербанка в том числе как минимум 34 раза он был оштрафован, а также получил четыре предупреждения. У Россельхозбанка 11 взысканий (минимум три штрафа и два предупреждения), по шесть — у Национального Резервного Банка, «Ак Барса» и Конфидэнс Банка.

В основном банки наказывают за нарушение статьи 15.27 КоАП «Неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». По словам опрошенных экспертов, чаще всего это происходит по первой и второй частям этой статьи (нарушения, из-за которых необходимые данные не были переданы в уполномоченные органы или были переданы с опозданием).

Штрафы тут могут достигать 50 тыс. рублей для физических и до 400 тыс. — для юридических лиц. В некоторых случаях наказанием может стать приостановление деятельности провинившейся организации на срок до 60 суток. Сообщения о подобных взысканиях выглядят весьма существенными и способны напугать не посвященных в законодательные тонкости клиентов и партнеров нарушителей. Можно подумать, что в России едва ли не каждый четвертый банк, включая самые крупные и значимые для системы, содействует криминальным структурам в их черных делах. На деле это вовсе не так.

В борьбе с криминальными доходами и террористами банки руководствуются законом 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно этому документу, кредитные учреждения обязаны сообщать в ЦБ и Росфинмониторинг обо всех подозрительных операциях. Подозрительными, в частности, считаются отдельные операции на сумму, равную или превышающую 600 тыс. рублей. Полный их перечень есть в законе. Можно отметить, например, снятие со счета и зачисление на счет юрлица наличных денег на такую сумму, если это не обусловлено характером хозяйственной деятельности данного юрлица. Также обязательному контролю подлежат покупка и продажа физлицами наличной иностранной валюты или приобретение ими ценных бумаг за наличный расчет или получение денежных средств по чеку на предъявителя, выданному нерезидентом, а также обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства.

Особое внимание также уделяется банковским действиям, в которые вовлечены люди или компании, имеющие отношение к государствам, не выполняющим рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Перечень таких государств банкам известен. Кроме того, обязательному контролю подлежат операции, в которых участвуют люди или организации, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму. Такие списки также известны, они размещены в Интернете. Обязательному контролю подлежат и многие другие операции.

115-ФЗ после его введения в 2002 году стал для большинства банков сильнейшей головной болью, потому что к его выполнению достаточно легко придраться. Заметим, что до кризиса 2008-го лицензии у банков отзывались практически только за нарушение этого закона, настоящих банкротств, связанных непосредственно с финансовым положением кредитных организаций, почти не было. Этот закон требует от финучреждений разработки и постоянного применения процедур контроля проводимых клиентами операций, попадающих под его действие, а также своевременную передачу данных в ЦБ и Росфинмониторинг. Для осуществления контроля банки обязаны провести процедуру идентификации клиентов, проверить, не находятся ли они в вышеперечисленных черных списках. Далее сотрудник кредитной организации проверяет, относится ли операция по ее виду и объему к списку подлежащих мониторингу по закону. Наконец, банк обязан документально зафиксировать информацию о таких лицах и передать ее в контролирующие органы

«ЦБ и раньше имел право привлекать банки к административной ответственности но начиная с 2011 года это стало уже его обязанностью. И вот уже почти 2,5 года мы находимся в достаточно сложной ситуации, — говорит руководитель службы финансового мониторинга ВТБ 24 Игорь Венгеров. — Административные дела возбуждаются по нарушениям, которые в большинстве своем имеют сугубо технический характер. Чаще всего они вызваны действием человеческого фактора и никак не связаны с системными недостатками в организации внутреннего контроля».

Сообщение по операции, которое необходимо отправить в Росфинмониторинг, имеет очень жесткую форму. Она содержит около 250 реквизитов, каждый из которых должен быть заполнен безошибочно. Недочет хотя бы в одном реквизите или задержка отсылки сообщения влекут за собой возбуждение дела об административном правонарушении.

«Например, мы должны сообщить в Росфинмониторинг дату какого-нибудь договора. Если мы вместо «10.09» укажем «11.09» (а не все документы можно загрузить автоматизированно, реквизиты часто приходится вбивать вручную), это будет нарушение, подпадающее под действие статьи 15.27 КоАП, — приводит пример Венгеров. — Когда таких сообщений вы ежедневно направляете достаточно много, вполне понятно, что, несмотря на многоуровневый контроль, может закрасться ошибка. После ее выявления будет заведено административное дело либо на банк, либо как на банк, так и на сотрудника, допустившего ошибку. Сомневаюсь, что сейчас можно найти хоть одну кредитную организацию, которая ни разу не была тем или иным образом наказана по статье 15.27. Наказание влечет даже незначительное или впервые выявленное нарушение. Правда, в этом случае возможно предупреждение, а не штраф».

В Связном Банке отмечают разные взгляды Росфинмониторинга и ЦБ на полноту информации, предоставляемой им кредитными учреждениями. «К примеру, регулятор настаивает на том, что банки обязаны передавать сведения о генеральном директоре юридического лица в составе сообщения в уполномоченный орган, а Росфинмониторинг придерживается иной точки зрения, не считая эти данные обязательными. В результате при ориентации на требования Росфинмониторинга и, соответственно, непредоставлении этих данных Центробанк может наложить штраф», — объясняет представитель Связного Банка.

Таким образом, нарушение буквы этого закона на любой стадии контроля и мониторинга при любой конкретной операции из огромного объема проводимых банками ежедневно — повод для привлечения к ответственности. И формулировкой при этом будет «нарушение закона об отмывании денежных средств, полученных преступным путем, и финансировании терроризма», без уточнения, что конкретно имеется в виду. В результате в глазах клиентов банк может выглядеть какой-то преступной структурой, у которой лишь по ошибке еще не отозвали лицензию.

«Конечно, нас беспокоит, что ЦБ на своем сайте указывает, что к банку применены меры в отношении нарушения 115-ФЗ, но не объясняет, за что именно. И в данном случае мы несем очень высокие репутационные риски, потому что каждому, кто заинтересован в получении этой информации, необходимо объяснять, что мы наказаны не за нарушение закона об отмывании, а за технические ошибки», — сетует Игорь Венгеров. По его словам, сейчас уже клиенты разобрались с особенностями российского законодательства и бурной реакции не демонстрируют. Но поначалу, когда такие сообщения только начали появляться, сразу следовали запросы от иностранных партнеров.

«Для них эта тема крайне чувствительная, и работать с кредитной организацией, которая регулярно нарушает закон об отмывании, о чем публично сообщает регулятор, они бы, конечно, не хотели», — говорит Венгеров. Тем не менее не все нарушения банками 115-ФЗ носят технический характер. И кредитные организации должны за это отвечать. И наверное, правильно — открыто сообщать об этом, как делает ЦБ. Другое дело, что банки предпочли бы, чтобы регулятор уточнял, за что именно он их оштрафовал.

«Бесспорно, ответственность за нарушение 115-ФЗ должна быть закреплена законодательно, но мы в банковском сообществе полагаем, что нужно разделить ответственность за случаи сознательного нарушения закона и за технические нарушения. Нужно убрать неотвратимую ответственность за технические нарушения», — считает Венгеров.

«Необходимо публиковать в общем доступе причину наложения штрафа, — поддерживают такой подход в Связном Банке. — Одно дело, когда банк штрафуется за техническую ошибку, и совсем другое — если взыскание наложено за пособничество отмыванию денежных средств. Клиенты, которые хотят получить доступ к информации и лучше разобраться в деятельности банка, должны иметь право на эту информацию».