Манифест Русского Народного социализма. III редакция


 
1. Диспозиция
 
За 6000 лет обозримой истории человечеству пока не удалось создать безупречной, научно обоснованной теории собственного развития. Всё, что удалось создать в этой области знаний его интеллектуальному авангарду - это в той или иной мере научно обоснованные представления. На общество эти представления сниспускались в виде различных социальных моделей, упакованных в религиозный, утопический, идеологический или какой-либо менее традиционный формат, в зависимости от конкретных социокультурных условий.
 
В силу этой традиции - все социальные модели равны между собой в статусе представления и различаются только полнотой научного осознания социальных реалий. Последнее измеряется накоплением исторических фактов «за» или «против» отдельно взятого представления, которое может довольствововаться некоторое время отсутствием опровержений. С получением оных, устаревшее представление утрачивает политическую силу и - «гремя огнём, сверкая блеском стали...» - заменяется более адекватным.
 
Никакое представление, таким образом, не является истиной в последней инстанции или, даже, моментальным отражением реальности. Представление, вообще, не предмет, а то, что изменяет социальную реальность в сторону соответствия себе, тем самым подвигая исторический процесс. И происходит это до тех пор, пока очередное представление не входит в явное противоречие с текущей реальностью. Таким образом, поступательное движение истории обеспечивается переменным взаимодействием социальной реальности и представлениями о ней.
 
Совершенно очевидно, это самое общее понимание логики исторического процесса полностью охватывает множество весьма противоречивых в деталях учений традиционной социологии. Так, будь то – теологические нагромождения Древнего мира и Средневековья, социально-экономические формации по Марксу «со товарищи», гумелёвские циклы этногенеза, или новомодные техноукладнические построения – все они следуют логике смены представлений (парадигм). Все они когда-то оказали, оказывают и будут ещё какое-то время оказывать влияние на текущую историческую реальность, пока не будут отторгнуты явным противоречием с ней.
 
Почему? Потому, что вопреки умозрительным представлениям социальная реальность оказалась на редкость биологична. Биология социума – это то, что всегда игнорировалось традиционной политфилософией из различных концептуальных соображений или за недостатком информации. Поэтому, именно сегодня, в силу объективных причин, когда биология начала поставлять генетическую, зоо- и хомоэтологическую информацию, подтверждаемую медико-биологическими исследованиями человека, стало возможным говорить и о новой, биологической социологии. А биосоциология несёт нам своё, совершенно не похожее на академические, представление о социуме (парадигме), способное повлиять на его развитие в новом ключе.
 
Такое уже не раз случалось на памяти человечества. И последняя смена парадигм - это первая  половина XVI века - исток всех современных представлений, чем мы живём в духовном и научном плане сегодня: начало эпохи Великих географических открытий, Возрождения, Реформации и антиклерикализма, начало научного осмысления мироздания. Один за другим - Магеллан, Коперник, Мор, Лютер, Брандт и другие, вооружённые печатным станком Гуттенберга, в клочья порвали паруса теократии и пустили на дно галеру премодерна. Тогда, зачумлённое европейство ещё 200 лет переваривало живые соки их мыслей и открытий, жарило на кострах их маргинальных последователей. Пока к концу XVIII-го века, в крови Французской революции не разрешилось новой, гуманистической парадигмой общественного развития - «Всё ради меня» - и поныне парящей на академических «воздусях» над беспородным общечеловечеством.
 
Сегодня, волею судеб, мы стоим на таком же рубеже смены парадигм общественного развития. Современные биология и медицина, археология и антропология открыли нам новые горизонты познания в общественных науках. И оптимальный путь между ними указывает именно биосоциология.
 
2. Общие положения
 
Сейчас, практически безраздельно, властвует либерально-демократическая модель общества, где доступ к ресурсам и власти зависит от мнимых величин – денежной прибыли и капитала, а государства и народы существуют постольку, поскольку в них нуждается как бы самоценная экономика. Как ни странно, марксово поле экономизма одинаково вспахано трудами, как коммунистов, так и либералов.
 
На самом деле все категории экономизма – порождение разума и в природе не существуют. Стало быть – они субъективны, впрочем, как и любые социальные отношения, управляемы и направляемы в интересах субъектов этих отношений. Символ веры, положенный в основу как коммунистического, так и либерального экономизма, сформулированный в «Критике политической экономии» как: «В общественном производстве и своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения,…» - провозглашён К.Марксом без доказательств и опровергнут всем историческим опытом этих отношений. Поэтому:
- никаких объективных экономических законов нет; есть лишь математика.
- все социальные, в т.ч. – экономические, отношения регулируются в интересах субъектов  этих отношений.
 
Отсюда, если субъектом конкретной экономики является корпорация частных лиц (клан, аристократия, олигархия, государственная номенклатура или иной формат властной элиты), то экономика является частно-капиталистической и работает в интересах этой корпорации, чаще всего – в ущерб народу. Поскольку цель такой экономической системы одна – частное присвоение общественного продукта в форме капитала, вне зависимости от способа его производства и накопления: будь то рабовладение, феодализм или капитализм – одно другому никогда не мешало. При этом совершенно не важен национальный состав корпоративного субъекта частно-капиталистической экономики: соответствует ли он национальности народа и его государства. Капитал по природе своей наднационален и стремится к глобальной интеграции.
 
Напротив, если полноправным субъектом конкретной экономики является народ в лице своей национальной элиты (никакой, кроме как меритократической, она быть не может) – такая экономика является социальной или социалистической. При любых сочетаниях форм собственности она всегда будет национальной, поскольку её цель - обеспечение национальных интересов.
 
Таким образом, экономика является локальным отражением развития общественных отношений, в частности – производительных сил, но никак не состояния общества в целом, где главенствуют этносознание и национальные интересы. Если же они ослаблены или утрачены, если обществом начинает править экономика – это признак дегенерации, начало конца всего социума вместе с его экономикой. На экономику ради экономики не хватит никаких ресурсов, в первую очередь – природных.
 
Сегодня, увы, общественно-политическая мысль в массе своей всё ещё в плену представлений прошедшего тысячелетия. Большинство даже непростых теоретиков продолжают рассматривать общество, как совокупность выгодопроизводителей и выгодопреобретателей, а либералы додумались до лишних, не инкорпарированных в эту систему людей. И, вроде бы, это очевидно, если смотреть сквозь узкую диафрагму экономизма, в котором общество видится глобальной корпорацией по производству, распределению и потреблению материальных благ, а его отдельные части – народы и их государства, как дочерние предприятия.
 
На самом же деле – не экономика создавала народы и государства в управление ею, а наоборот. Народы создавали свои различные культуры, включавшие в себя различные экономики и формы самоорганизации. Поэтому, ещё сегодня, вопреки потугам глобалистов, даже капиталистические экономики политически солидарных стран сильно отличаются друг от друга. И, пока живы народы и их государства, эти отличия будут. Здесь мы обнаруживаем точно такую же умозрительность концепции либерального глобализма, как и марксизма. Экономику творят народы, а не наоборот.
 
Кануло в Лету классовое представление общества на основе «объективных» экономических законов. Никаких объективных экономических законов в природе нет. Это правила для социума, а в нём все социальные процессы управляемы в интересах власть предержащей элиты. Каковы её интересы – таковы и её «объективные экономические законы». Если элита потребительская, то и законы её потребительские. Если элита военно-аристократическая или религиозная, то и законы такие же, будь то экономика, право или внешняя политика. Государство в таком представлении является инструментом господства властной элиты над обществом.
 
2.1. Биосоциология в Народном социализме
 
Как в любой естественнонаучной дисциплине, в биосоциологии нет внутренних противоречий. Как нет таких противоречий, например, в геологии: о тектонике плит можно только знать, или не знать, но  нечего противопоставить. Даже в теоретической физике есть спорные предположения фундаментального характера, касающиеся мира субчастиц или, скажем, гравитации. В современной биосоциологии пока таких противоречий нет. Поэтому, вся критика биосоциологии со стороны гуманитарствующей интеллигенции не затрагивает её научной базы и законов, но сводится к морализаторству из склепа давно почившего антропоцентризма, откуда, собственно и мораль-то уже вся повыветрелась. Лучше промолчать в этом контексте относительно экономических дисциплин. Вот чего в них точно нет, так это дисциплины мышления. Поэтому, биологический подход к социальному моделированию можно считать сегодня одним из самых адекватных и перспективных.
 
До биосоциального представления человечество опробовало на себе ряд социальных моделей, которые разделяли общество на касты, классы, толпу и элиту. Народный социализм предлагает свою – биосоциальную модель общества, которая объединяет народ в целостный социальный организм на основе новых фундаментальных представлений:
- об этносе, как популяции людей, во всём биологическом объёме термина «популяция» - целостном биосоциальном организме, способном как самоорганизации и развитию в духовном, демографическом и социально-политическом планах от племени до нации;
- о борьбе за ресурсы, сохранение и распространение собственного генофонда, как биологически заданной цели существования этноса-популяции;
- о геополитических пространствах, как ареалах существования и ресурсах этноса-популяции;
 
Научными методами биосоциологии являются:
- этологический подход к человеку;
- биосоциальный подход к обществу и государству;
- этнополитический подход к истории и внешней политике.
 
Биосоциальная модель является следствием современного осознания законов природы и наиболее близко отражает их в устройстве общества. Это выражается в биосоциальных принципах общественного устройства и их эволюции наряду с развитием этноса.
 
С демографическим ростом, развитием и усложнением внутренних связей этнос, как и всякая популяция, эволюционирует от простейших родо-племенных форм к национально-государственным. Организуясь в форме государства, этнос становится государствообразующим народом, а с ростом национального самосознания – нацией. Обретая государственную власть, нация создаёт национальное государство и в этом единстве выступает как оптимальная боевая единица в борьбе за ресурсы и существование.
 
В силу ограниченности ресурсов, вся политическая история – это борьба за них, как внутри, так и между народами. Борьба за ресурсы предоставляет успешным народам наибольшие возможности для выполнения базовой биопрограммы – распространения своего генофонда и культурной самобытности в форме демографической, политической и этнокультурной экспансии. Так, на избыточной силе государствообразующих народов рождаются империи. А на костях их империи рушатся.
 
Сегодня Атлантический проект Запада завершается гуманистическим самоубийством во имя потребления и ложных ценностей либерализма. Запад биологически вырождается и не способен больше нести бремя Белой цивилизации. На повестку дня выходит новый - Арктический проект, который ставит в центр Белой цивилизации Русский народ. Судьба возводит Русских на пьедестал цивилизационной инициативы и именно в Русской цивилизации мы сохраним Дух и генофонд Белой расы. Потому что основополагающими ценностями Русского народного социализма являются данности биосоциального порядка - это:
Нация (кровь)– как единый социальный организм;
Земля– как среда и ресурс национального организма;
Дух– как самосознание национального организма.
Где:
- нация–это фаза развития этноса, в которой он осознаёт себя единым социальным организмом, где каждая общественная группа есть социальный орган его и каждый человек – его клетка.
- земля – это ресурс и ареал обитания нации, историческое местоположение результатов её труда и наследия предков.
- национальный Дух – это самосознание народа, определяющее национальное бытие. Он проявляется в осознании ценности:
- единства крови, истории, языка и традиций;
- социальной справедливости как основы гармонии национального организма;
- созидания как преумножения национальных ценностей путём реализации личных способностей;
- познания - как движущей силы человеческой природы.

2.2. Наш национализм
 
200 лет политической практики европейского национализма наполнили его сколь громадным, столь и бесполезным мистическим и эмпирическим содержанием, но так и не внесли в его понимание ни йоты рациональной ясности. Как результат, энциклопедические определения национализма через принципиально неопределимую «любовь» не вызывают ничего, кроме снисходительного умиления.
 
Мы понимаем национализм, как инстинкт самосохранения и развития национального организма, осознанный до идеологии, который является и целью и мерой его существования. Именно по нему можно судить о перспективах того или иного народа, здоровье или болезни всего национального организма. Национализм является кровью нации в прямом и переносном смысле, питая мозг и сердце народа, весь национальный организм, передавая в поколения будущего генотип и архетипы предков. Ослабленный, неполнокровный национализм, отсутствие общенациональных идеалов и мотиваций означает увядание народа и его государственности.
 
Именно благодаря биосоциальному подходу национальная идея в Русском Народном социализме ультраматериалистична: очищена от религиозных, мистических и любых других умозрительных наслоений, наполнена живой традицией и позитивным опытом Русского народа.
 
Мерой успеха в народном социализме станут не только высокие стандарты потребления, семейные ценности или численные демографические показатели, но и:
 - сбережение природных ресурсов для потомков;
 - качественные показатели русского генофонда;
 - развитие позитивных национальных традиций (общинность, сословность и пр.);
 - социализация личности и гармонизация социальных отношений;
 - изменение общественной морали: перенос личных мотиваций социального поведения из чисто потребительской в преимущественно созидательную сферу;
 
Национальные интересы же, осознанные и систематизированные до идеологии составляют существо понятия национализма, который определяет специфику и очерёдность задач национального прогресса. Такое наполнение Русской национальной идеи снимает необходимость в поисках мистических корней национализма, коему увлечённо предавались целые ряды библиотечных «первоисточников» и современников. Их поиски ограничивались крайне узкими рамками и неясными контурами самого понятия национализма. Мы же трактуем его как всеобъемлющее национальное самосознание, определяющее духовное  бытие нации.
 
2.3. Наш социализм
 
 Учение о социализме в контексте биосоциологии уже не является откровением его общечеловеческих пророков, ниспосланным свыше, подобно учениям пророков монотеизма. Не пророки строят социализм, а народы, в соответствии со своими национальными интересами и оригинальным этнополитическим опытом. Отсюда следует, что не может быть социализма единого для всех, истинного и правоверного, но каждая конкретное воплощение его есть форма реализации определённых национальных интересов. Именно в контексте этнополитики социализм обретает национальное лицо и конкретную задачу по обеспечению национальных интересов государствообразующего народа.

Социализм для народа, а не народ для социализма!   
 
Русский народный социализм не совместим с классовым и антинациональным социализмом, известным от Маркса до Шафаревича. Национальная сущность социализма отвергает чёрно-белый классовый подход, серый пролетарский интернационал и бесцветное равенство всех перед паразитирующей бюрократией. Возврат к такому социализму уже не возможен. На повестке дня – социализм для Русского народа. А будет в России русским хорошо, то и всем коренным народам тоже.
 
Социализм в своих исторических проявлениях всегда выступал за справедливость по отношению ко всему обществу. Несмотря на всё разнообразие частных реализаций, его неотъемлемым свойством является сопротивление диким проявлениям человеческой натуры, когда оседлав фортуну, едут по головам своих соотечественников. Сегодня именно эту дикость капиталисты преподносят нам как проявление независимости и свободы личности. В нашей трактовке Русского социализма как органической формы общества, такие противоречия лишены статуса нормы общественных отношений.
 
Так, Русский социализм, признающий частную собственность и капитал в рамках национальных интересов - уже не есть бесцельный социализм советского образца. Частный капитал, ограниченный рамками общенациональной собственности и интересов – уже не есть дикий капитализм образца современного. Русский социализм – это оптимизация общественного устройства под национальные интересы государствообразующего народа. Народный социализм – это социальное распределение природной ренты, плюс:
- общенациональная собственность служит общенациональным интересам;
- частная собственность – частным интересам, но не в ущерб национальным;
- от каждого – по способностям, каждому - своё.
 
Социализм успешен при любых формах собственности, если они поддерживают социум на высоком уровне социальной ответственности и эффективности. Если собственность будет работать в интересах всего общества, то она независимо от способа управления уже не будет ни исключительно частной, ни исключительно общественной.
 
Социализм должен исходить из социального принципа, а не из экономического, он должен подчинить экономику общенациональным потребностям. Экономика национального социализма не цель, она - средство достижения национальных интересов.
 
Социалистичность государства проявляется не в том, насколько полно общественное в нем заменило частное, но тем - насколько частное, служа себе, полезно общественному.
 
Мы больше не позволим превращать государство в торговую корпорацию, а народ в служащих, которые по условиям бизнеса должны довольствоваться минимумом или быть замененными на тех, кто дешевле.
 
Национализм без социализма – это цель без средства.
Социализм без национализма – это средство без цели.
И только в сплаве того и другого возникает несокрушимое единство средства и цели, силы и воли народа в борьбе за достойное будущее.

В таких координатах Народный социализм обретатет суть способа существования нации как целостного биосоциального организма, лишённого фатальных внутренних противоречий, где каждая социальная группа есть ткань его и каждый человек - его клетка.
 
2.4. Наше государство и власть
 
 Прежде, чем приступить к изложению основных принципов народно-социалистической государственности, требуется определиться с понятиями власти и государства. Иллюзия неразрывного единства того и другого усиленно навязывается нам любой властью, в собственных интересах, как субъекта управления – объекту управления. Мол, де – если вы против власти, то – против государства, а значит – преступник. Причём в этой «трамвайной» логике меняется только субъект, а объект всегда один и тот же - народ. Достаточно оглянуться на Украину до и после переворота: субъекты власти разные, а народ всё тот же. Да в современной России примеров долго искать не придётся: каждый, кто за текущую власть – патриот и государственник, а кто против – фашист, экстремист.
 
Поэтому, необходимо, вслед за трудами проф. В.Л.Акулова по этому вопросу,  отделить власть в государстве от, собственно, государства, как формы самоорганизации народа. Они совпадают лишь в одном случае: когда единственным источником, исключительным субъектом власти является государствообразующий народ. Когда народ наделяет властными полномочиями собственную меритократическую элиту во исполнение своих интересов и под полную уголовную ответственность. Только тогда государство и власть неразрывны, когда и то и другое является объектом народовластия и средством достижения национальных интересов – народно-социалистическими. Во всех остальных случаях, государство – инструмент защиты и управления властной корпорации, будь то - аристократия, рабовладельческая, кланово-бюрократическая торгово-финансовая олигархия и прочая демократия.
 
  Таким образом, государство и власть далеко не одно и то же. Что же из них первично и что во что вложено? Действительно, государства без власти не бывает, но власть-то без государства - ещё как!  Духовенство, папуасы, криминал и т.п. И уже этим очевидным соображением мы ловим за хвост всю диалектику власти и государства: сначала – власть без государства, потом – государство для власти, затем (в национальном государстве) – власть для государства и …, далее, оставим на хлеб потомкам. Ибо, государство без власти пока может явиться только в либерально-коммунистическом бреду.
 
2.4.1. Государство
 
 В свете биосоциальной концепции общества наше государство станет формой самоорганизации, остовом и бронёй национального организма, отражающей внешние вызовы и отвечающеё внутренним интересам Русского государствообразующего народа. Созданное Русскими много веков назад государство, наконец, будет возвращено потомкам его создателей и, да будут они достойны памяти предков.
 
Но, в той же логике биосоциальной модели государство не является ниспосланной свыше данностью, а развивается параллельно социальной эволюции племени, народа и нации, отражая усложнение формы их самоорганизации.  Государство – это оптимальная форма самоорганизации этноса в борьбе за ресурсы и выживание. Государство до национальной фазы развития этноса принадлежит власти, а в национальной фазе – то и другое принадлежит нации. Национальное государство есть нация в броне собственной государственности - «полноценная боевая единица в борьбе за существование».  

В процессе эволюции этноса от племени до народа и нации усложняется структура и функции самого государства: от элементарной обороны и борьбы за ресурсы до суверенной социально-правовой системы. При этом состав и структура государственных институтов меняется в соответствии с уровнем социального развития и интересами государствообразующего народа. Несоответствие этих параметров ведёт к политической дестабилизации, войнам и революциям.
 
 В обеспечение гармонии социального развития государствообразующего народа, его национальных интересов и государственной системы Народный социализм предлагает идею конституционной смены форм государственного правления:
- национальная диктатура– для этапа национального спасения;
- национал-партократия– для этапа стабилизации и укрепления национальной мощи;
- национал-технократия– для периода устойчивого прогресса.
 
Так, исходное положение Русского народа к началу национально-государственного строительства нельзя представить иначе, как катастрофическое. Национальные интересы этого этапа будут сводиться к задачам национального спасения и выживания. Какой будет Русская власть в период закладки собственного фундамента? Какая форма власти будет отвечать задачам национального спасения? Разумеется – та, что способна быстро утвердить и надёжно защитить само существование нации – национальная диктатура. Ибо никаких Дум, Соборов и прочих заседательных мест на этом отрезке времени ещё не будет, неоткуда будет им взяться, как, впрочем, не будет ещё и новых законов; зато разгула криминального произвола вряд ли удастся избежать.
 
Успешно завершённый за 5-10 лет этап национального спасения выдвинет на первый план очередные национальные интересы – политическую стабилизацию, воссоздание оборонной мощи, демографический и культурный рост Русского народа. Этим интересам наиболее полно будет отвечать партократическая форма правления, которая охватит от одного до двух поколений. Укрепление и стабилизация Русской государственности должна занять достаточное время, пока полностью не исчезнут из общественного сознания химеры либерализма и не сложится новое, национальное сознание государствообразующего народа.
 
В период партократической формы правления будут возведены все институты народно-социалистического общества, а также заложены и отработаны принципы следующей, технократической формы правления. На этом этапе – пока только внутри Партии, которую тоже предстоит создать в ещё период национальной диктатуры.
 
Устойчивый прогресс во всех сферах национального бытия породит новые национальные интересы и потребность в адекватной форме власти. Национальным интересам в большей степени будут отвечать свобода предпринимательства и выборные институты национальной власти, сформированные из кадров, способных духовно и научно подготовленных к планированию и управлению многофазными общественными процессами. Такую форму власти мы предварительно назвали технократией. Но подробности её функционирования оставим нашим внукам и правнукам.
 
В поэтапном изменении форм государственного правления под непрерывное изменение национальных интересов Русского народа состоит реальность воплощения идеи «государства для нации». А последовательная смена государственного устройства во времени снимает многие противоречия между существующими ныне статическими проектами будущего Русской национальной государственности.
 
2.4.2. Наша власть
 
Власть в национальном государстве - не трофей победителей и не наложница вождя. Тем более - не метафизическая данность. Власть в человеческих сообществах возникает из распределения обязанностей и ответственности в кругу единомышленников. Таким образом, отнюдь не винтовка, а единомыслие рождает власть, которая направляет силу единомыслия, будь то винтовка, слово или что-то подобное, в нужную сторону.

Не винтовка, а единомыслие рождает власть!   

Национальная власть – это власть суверенного правосубъектного народа: сумма исключительных полномочий, переданная в ответственное исполнение своей национальной элите по конституционному договору. Уже во исполнение этого договора элита формирует органы национальной власти и несёт полную уголовную ответственность перед народом за их деятельность.
 
Национальная элита есть продукт добровольного признания реальных заслуг и способностей в деле самоорганизации народа и защите его интересов, а не предмет торга между социальными группами. То есть, она не может не меритократической. Только тогда власть элиты легитимна, когда социальные лифты и другие механизмы её ротации находятся в руках народа – его правящей политической партии.
 
При этом речь не идёт о химерическом «свободном избирателе - индивидуальном носителе государственной власти», которую по факту и от рождения он передаёт в руки органов власти. Носителем власти в Русском социалистическом государстве является весь государствообразующий Русский народ, а не арифметическая сумма разобщённых и политически инертных избирателей.
 
Следующей характеристикой Русской национальной власти является тот факт, что время вождей навсегда пройдено. «Политический опыт Русского народа в полной мере показал, что взгляд вождя всегда однобок, его личные амбиции - выше интересов народа, а его способности чаще отвечают сердцу, нежели мозгу нации».(с) Всё это делает вождя самым слабым звеном в политической борьбе: он уязвим физически, социально, юридически и психологически, чьим бы воплощением сам себя не полагал. Таким образом, все претензии на единоличное общенациональное лидерство мы безусловно отклоняем.
 
 На смену этой порочной практике придёт коллегиальный орган верховной власти – Верховный совет, состоящий из самодостаточного числа практических руководителей основных национальных организаций, объединённых общим видением будущего Русской народно-социалистической государственности. На него и будет с первых дней национальной диктатуры возложена ответственность за все меры национального спасения и государственного строительства. 

Только народовластие способно обеспечить подлинную гармонию национальной власти и государства, воплощённую в форме единого социального организма, где народ - не товар на рынке труда, а хозяин и единственный источник власти. Тогда и формы её будут соответствовать текущим задачам исторического момента.   
 
3. Общество
 
Политический опыт Русского народа превосходит все другие народы мира. Его история включила в себя весь политический опыт человечества, испытала все концепции государственного устройства, кроме Народного социализма. Теперь нам морочат голову демократией, рождённой рабовладельцами античного мира и доработанной в «общечеловеческом» ключе современными рабовладельцами Запада. Да, формы рабовладения изменились, но суть демократии, как договорных общественных отношений между собственниками капитала осталась прежней, впрочем, как и разрушительный потенциал рабов, оставшихся вне договора. Задача же Народных социалистов - не только не позволить ввергнуть свою страну в «общечеловеческую» пропасть, но и проложить пути развития Русского общества подальше от неё. Направляющими рельсами на этом пути будут:
- сословно-общинный формат общества;
- «каждому – своё» - как принцип внутреннего равновесия между социальными группами,br /laquo;Критике политической экономииnbsp; личностью и государством.
 
Ибо, Русский социализм - это порядок во всех социальных проявлениях человека, а сословность и общинность – его координаты. Общинность без сословности – только местное самоуправление. Оно, безусловно, укрепит фундамент национального государства, но не способно выстроить вертикали национальной власти. Сословность без общинности – отрыв от народа и поле для буйства начальников. Общинность и сословность составят сущность Русской государственности.
 
В конце концов, сословность и общинность – это то, что существовало тысячелетиями до гуманизма. Это – эволюционные традиции, уходящие корнями в миллионолетние глубины биоэтологии. И то и другое, в проекте нового сословного общества, призвано обеспечивать разумную смену кадров, форм и методов правления, а с нею – длительную стабильность национального прогресса Русского и коренных народов России.
 
3.1. «Каждому своё»
 
Человек по природе своей – существо общественное. Но, общество не есть стадо равных, тем более – одинаковых. Каждый человек, в меру своих качеств, имеет разнообразный набор социальных интересов к обществу, а общество, соответственно – к человеку. В силу этих интересов человек вступает в целый ряд общественных отношений, социализируется в различных общественных группах: обычно - семейных, трудовых, профессиональных, общественно-политических и ряде других, по интересам. Это объективное явление, которое будет поддержано соответствующими практическими установками Русского социализма.
 
Каждая из социальных групп удовлетворяет какую-либо материальную или духовную потребность человека и, в свою очередь, является коллективным агентом этой потребности перед социумом. Таким образом, национальное общество, трактуемое нами как социальный организм, обязано предоставлять каждой социальной группе и каждому человеку – необходимое «своё», а не всем – «одно и тоже». Кому-то - более материальное, кому-то – более духовное, кому-то - творческое: кому-то созидать, кому-то потреблять.
 
Разумеется, пренебрегать потреблением – значит плевать против ветра. Но,  пренебрегать созиданием – всё равно, что плевать в колодец. Поэтому, стабильность национального общества заключена в подвижном балансе групповых интересов потребления и созидания. Осью такого равновесия послужит принцип «каждому своё», при котором каждая группа внутри нации должна получить то, к чему стремится в меру социальной справедливости, в том числе и возможность изменения своих устремлений. Таким образом, справедливость в Русском социализме есть мера эффективности управления и общественной гармонии.
 
Проще всего этот принцип показать на примере телевещания. Если сейчас подавляющее большинство телеканалов отличаются только значком в углу экрана, поскольку каждый претендует на всеобщую аудиторию, «для Фсех», то национальное телевещание будет разобрано на массу специализированных программ, по гендерному, возрастному, интеллектуальному и другим признакам. И так – «каждому своё» - в остальных сферах социального бытия: от личности до социальных доменов высшего уровня – общин и сословий.
 
Новая сословная система, выражающая идею «каждому своё» - это прорыв народно-социалистического общества к социальной гармонии, в котором потребители удовлетворены, созидатели вознаграждены, а служители – удостоены, а творцы – узрят плоды своих замыслов.
 
3.2. Новая сословная система
 
Мы являемся сторонниками равных возможностей, но категорически отвергаем равенство личных способностей людей и мотиваций. При этом от людей, находящихся во власти или на государственной службе, судьба нации зависит в большей степени. Эти люди должны соответствовать принятому на себя долгу. Значит, нужен механизм отбора и контроля за теми, кому доверено хранить и вести нацию.
 
История показала всю несостоятельность аристократического и бюрократического механизмов отбора руководящих кадров. Признавая данный факт, мы строим новое, национальное сословное общество, призванное обеспечить отбор, подъём и ротацию кадров для управления обществом и служения ему.  Исходя из поставленной задачи, новая сословная система строится в двух координатах: меритократии и мотивации = заслуги и цели этих заслуг.
 
Меритократия – принцип главенства заслуг в присвоении общественного и потребительского статуса, по которому не просящему будет дано, но достойному!
Мотивация – врождённый подсознательный императив, определяющий цели и специфику социального поведения личности.
 
Сама природа человека дает нам в руки фильтр, используя который, сословное общество оградит свою власть от людей, стремящихся использовать её мощь в собственных корыстных интересах. Это – мотивация социального поведения человека.
 
 Нет, мы не говорим об альтруизме, бескорыстии, честности человека во власти, все это лицемерие! Это вынужденная ложь людей, не способных узреть и положиться на ценности высшего, эстетического и духовного порядка, не способных осознать, что "Я" человека не равно и не ограниченно его телом и настоящим временем. Жить и, соответственно, властвовать любая личность будет всегда только в своих интересах - иное абсурд! Но принесут ли действия личности благо лишь ей одной, лишь узкому кругу людей вокруг неё, или же всему обществу зависит от мотивации, от подсознательных ориентиров личности.
 
Мотивация является оператором переноса врождённых подсознательных свойств личности на алгоритм социального поведения. В своей подсознательной части она практически не изменяема. Зато в части поведенческой подвержена имитации под этические стандарты социума, заданные традицией, образованием и окружением. Определением соответствия мотиваций претензиям на право управления или служения обществу посредством анализа поступков граждан будут заниматься Сословные суды.
 
Индивидуальный выбор социализации каждого отличен от других. Часть выберет себе социализацию по признакам потребления, часть – по признакам созидания, часть – по служению обществу, а часть – творчества. Каждому – своё. Однако, во всём непрерывном ряду вариантов выбора всегда будут прослеживаться эти четыре мотива, зачастую скрытых в глубине подсознания большинства людей. И каждый из них, лежащих в основе социального поведения человека, имеет вполне определимую социальную ценность для общества. 
 
 Созидание ради потребления – это мотив обладания, который присущ подавляющему большинству людей. Здесь невозможно провести чёткую грань между двумя крайностями. Данные мотивации и составят главное сословие производителей\потребителей под условным названием – «Народ» (Genus). Это сословие соединяет единой мотивацией всех, кто готов созидать ради потребления, обладания, удовольствия - основную часть населения: работников, предпринимателей, капиталистов и сферу обслуживания, включая медийное. Следовать же идеям Маркса, разделяя общество на наёмных работников и предпринимателей, невозможно без рассечения живых социальных связей, да и бессмысленно с точки зрения задач народного социализма. 
 
Следующий, системообразующий мотив – мотив социального статуса. Этот мотив проистекает из тех же глубин био-социальной эволюции, что и мотив обладания, и образует отдельную социально-этическую самоценность. Сравнение себя с другими, достижение для себя позитива в этом сравнении – глубинный мотив социального поведения от примата до человека, описанный в ряде работ А.Мельникова. Когда же этот мотив реализуется не в плоскости созидания\потребления, а в служении общественным интересам: защите, обеспечении, контроле и прочих общественных функциях, то целью его становится социальный статус – закреплённое общественным договором достойное по сравнению с другими место в социальной иерархии. Это – сословие с условным названием «Служители» (Praetoris).
 
Необходимая социальная база этого сословия в России, включая армию, чиновничество, социальные, политические и инфраструктурные службы может быть оценена в 6 млн. человек. Хотя фактически, в сегодняшнем бесструктурном российском обществе, оно вдвое больше (11,5 – 12 млн. человек). Поэтому выделение этого слоя населения в отдельное сословие мотивационно, функционально и количественно оправдано.
 
 Созидание ценностей высшего порядка в силу потребности реализации своего творческого потенциала, ради познания и изменения окружающего мира, не ради блеска личного благополучия, а потому, что невозможно жить иначе – вот мотивации людей третьего сословия под условным названием – «Создатели» (Creatores).
 
Именно на данное сословие ляжет бремя обязанностей и ответственности за судьбу народа, достижение национальных интересов и воплощение идеалов Народного социализма. И именно ради них это сословие понесёт наибольшие ограничения в потреблении, личных прав и социальных гарантий. Потребление в этом сословии, в силу наименьшего личного приоритета, будет ограничено снизу – высоким сословным минимумом, сверху - отсутствием других источников дохода, кроме вознаграждения за госслужбу. Кроме того, человек, идущий во власть, будет ясно видеть другие ограничения в гражданских правах и соцгарантиях. Таких как: отказ в презумпции невиновности, отсутствие пенсионных гарантий, постоянный контроль над личной жизнью.
 
Всё это и другие меры лишат власть потребительской привлекательности. Хочешь жить для себя и красиво – оставайся с Народом. Там - все гарантии и нет предела потреблению, кроме Закона. Но потребители: купцы и банкиры, менеджеры и предприниматели, политические и медийные проститутки больше никогда не поднимутся к «кормилу» власти. Просто «кормила» во власти больше не будет: мы возвращаем его в Народ.
 
  Разделение по сословиям согласно доминирующей в человеке мотивации, потребление или созидание, даст «каждому свое». Создав соответствующий образ жизни в каждом из сословий,  люди сами, согласно своей природе, выберут себе то, что им ближе. В первом случае это будет - доход и спокойствие, во втором - статус и безопасность, в третьем - власть и ответственность.

Блага - Народу!
Слава - Слжителям и
Память - Создателям!

 При этом очевидно, что сама структура новых сословий не несёт в себе фатального внутреннего противоречия – конкуренции за общественные ресурсы и преференции. Они априори оставлены в основании социальной пирамиды, вершину которой составит национальная «аристократия Духа», а не аристократия мошны. Новая Сословная система, в этом смысле, есть возрождение естественной иерархии - одной из самых глубинных биосоциальных традиций, составляющих корни Русского народного социализма:
- все граждане рождаются в сословии Народ
- социальный статус не наследуется и не обретается в браке;
- социальный статус обретается и утрачивается исключительно по заслугам и мотивациям, устанавливаемым Сословными судами, по инициативе, как индивидуальных заявителей, так и любых общественных структур, в установленном Законом порядке.
 
Одно-два поколения в этой здоровой традиционной системе преобразят Русский народ морально и физически, не менее чем иные религии за столетия. Лишится смысла большая часть лжи и подлости, совершаемой ради кормления у власти. До некоторой степени умерится безумие потребления, глядя на разумные и достаточные стандарты его в высших слоях общества. А национальная элита станет путеводной звездой для духовного роста общественных низов, в чём, собственно и состоит конечная задача национальной элиты.
 
3.3. Община
 
Община – следующая глубинная генетическая традиция Русского народа, питающая высокие социальные идеалы Народного социализма, которую, мы полагаем, следует возродить и воплотить в общественном устройстве Русской государственности.
 
В новейшей истории община рассматривалась как муниципальное образование с регламентированными режимом и территорией постоянного проживания. Такие общины являлись базой административно-территориального устройства большинства государств. Общество Народного социализма лишь возрождает и модернизирует тысячелетний опыт общинного устройства народной власти на местах.
 
Так, муниципальные общины станут переходной ступенью от личных и семейных интересов к интересам территориального и, далее, общенационального характера, неминуемой ступенью социализации личности. Именно на общины будет опираться территориальная администрация, ими избираться и пред ними отчитываться. И именно с общин начнёт формироваться новый выборный механизм административной вертикали: от глав общин к Госсовету (Совету регионов). Поскольку община – территория не только совместного проживания и деятельности, но и определённого круга личных контактов, в результате которых избиратели имеют обоснованное личным опытом представление о том кого выбирают на посты руководства общиной и следующий административный уровень.
 
Таким образом, только на уровне муниципальной общины выбор избирателя осмыслен, а потому имеет юридическую ценность для всего общества. В этом смысле, выборность административной власти в народно-социалистическом государстве принципиально отлична от всеобщего прямого и тайного демократического фарса, в котором только и тайного, что подсчёт голосов. Осмысленный и непосредственно на месте проверяемый выбор избирателя – это тот импульс народовластия, который придаст национальной власти только муниципальная община, причём сразу и непосредственно уже на этапе национального спасения, в момент формирования органов государственной власти.
 
Однако, административно-территориальная власть с муниципальной общиной в основании решает свой круг характерных задач обеспечения достойного проживания граждан, бесперебойной деятельности ЖКХ и инфраструктуры. Общенациональные задачи: обороны, фундаментальной науки, образования, демографии и генофонда, использования природных ресурсов и управления экономикой способно решить только централизованное общенациональное руководство, комплектуемое по сословному принципу. Отсюда,  сословность и общинность вместе определяют задачи и функции органов власти в едином социальном организме народно-социалистического общества.
 
Другие виды общин, в которых социализация гражданина складывается на основе его профессиональных, религиозных или иных интересах также влияют на формирование и деятельность административной власти но, опосредованно, через представительство в муниципальной общине.
 
4. Партия
 
Партий национальных интересов Русского народа по условию не может быть две или больше. Её создание будет начато непосредственно перед развалом текущего антинационального режима, поскольку ранее это вряд ли возможно в обход его интересов и под прессом его спецслужб. Хотя, конечно, мы неизбежно станем свидетелями ряда таких попыток в самое ближайшее время.
 
 Партия в народно-социалистическом государстве возьмёт на себя решение следующих задач:
– осмысления и выражения национальных потребностей в форме политических интересов Русского народа, особенно перспективных и долгосрочных;
– тотальный контроль всех уровней и ветвей власти на соответствие национальным интересам;
– подготовки и распределения идеологически и профессионально подготовленных кадров;
– испытания и внедрения новых форм государственного управления.
 
Для этого Партия Русского народа, как спираль ДНК должна содержать все элементы структуры будущего государственного устройства и хранить информацию о всех путях и возможностях реализаций национальных интересов в виде внутрипартийных фракций.
 
Именно Партия в период формирования институтов государственной власти, пока сословный механизм отбора кадров ещё не будет отлажен, станет мощнейшим социальным лифтом, по ротации управленческих кадров.
 
5. Личность и общество
 
Одно из самых массовых наваждений гуманизма – химера своды личности от общества. Этим наваждением, как осла морковкой, гуманисты загоняют в либеральное рабство, как от дельных людей, так и целые народы. 
 
Проникая в отдельного человека яд «свободы от общества» питает его эгоцентризм и растворяет национальное самосознание. Под декларативными лозунгами об уникальности каждого человека, воспитываются инфантилизм и самолюбование. Внушаемый через СМИ примат личных интересов над общественными, делает людей лёгко управляемыми пешками в игре хоть сколько-нибудь организованных групп.
 
Никакое общество по условию не может состоять из свободных от него людей. Это либерально-гуманистический бред.
 
Мы считаем, что государство является средством для достижения блага каждого конкретного гражданина. Но, ради этого гражданин должен идти на самоограничения в пользу своих сограждан, составляющих вместе это государство. Тогда обязательства, принятые гражданином перед обществом, дают ему права и гарантии со стороны государства на содействие и защиту его личных интересов. Только с заменой химерической свободы «от», на рациональную свободу «для», приоритет общественного над частным становится личным благом и общественной нормой.
 
  Гражданство в Народном социализме понимается как практическая сопричастность личности к национальной общности, к её целям, победам и трудностям, как наследование земли и труда предков.
 
6. Религия
 
В вопросах религии Русский народный социализм исходит из того, что этнос первичен, религия вторична. Этнос создаёт свою религию для самоутверждения (автономия) или принимает чужую для самоотречения (гетерономия).
 
Русские социалисты не отрицают того исторического факта, что религиозное единство нации – мощный стимул становления и развития национальной государственности. Однако, в реалиях современной российской государственности путь к нему закрыт многоконфессиональным укладом и подавляющим числом неверующих, большинство которых полагает какую либо из конфессий только своим личным этнокультурным наследием. Среди верующих даже одна и та же вера всегда будет разной у каждого.
 
Совершенно справедливо, что при многоконфессиональном укладе России арбитром в урегулировании межконфессиональных интересов будет Русское национальное государство, исповедующее принцип – «каждому своё» и совершенно свободное от религиозных предпочтений. Во исполнение этой роли все органы государственной власти должны носить сугубо светский характер, а законодательство обязано исключить регистрацию или назначение на госдолжности кандидатов, замеченных в активном вероисповедании какой либо из конфессий.
 
  В Русском Народном социализме одна религия – вера в Русский народ, где Русская земля – алтарь её и Русский язык – её молитва.
 
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
 

br /
 
 
     
 
    Яндекс.Метрика